Анонсы и обзоры прессы

22.02.19

Проблема «серых» агропоставок вышла за рамки двухсторонних отношений

Ни для кого не секрет, что в белорусско-российских отношениях не последнее место занимает вопрос прозрачности поставок продукции агропромышленного комплекса. За последние пять лет, со времени введения западных антироссийских санкций и ответных действий на это со стороны Москвы между странами неоднократно вспыхивали серьезные противоречия в данной отрасли сотрудничества.

При этом основные претензии, как правило, исходили и продолжают исходить со стороны России, где Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор) уже не один раз заявляла о несоответствии качества поставляемой с территории Белоруссии продукции и откровенной фальсификации документов с целью поставки на российский рынок так называемой санкционки.

Несмотря на это, сегодня между Минском и Москвой все же существует понимание того, что простыми ограничениями и запретами существующие вопросы решить невозможно, так как они уже вышли за рамки двухсторонних отношений. Неслучайно, 13 февраля Белоруссия и Россия утвердили очередную дорожную карту, предусматривающую процедуру снятия взаимных ограничительных мер на 2019 год и пришли к соглашению «о необходимости выработки четкого и понятного механизма регулирования транзита сельхозпродукции по территориям стран-членов ЕАЭС».

Стоит напомнить, что из-за существующих в рамках ЕАЭС прозрачных границ проблема контроля за передвижение некачественной и контрафактной продукции наносит серьёзный урон, прежде всего, России. Именно российский рынок является конечной точкой большей части как импорта, так и внутренней торговли в Союзе. При этом наиболее остро эта тема звучит именно в белорусско-российских отношениях, так как западное направление является наиболее выгодным для контрабандистов с точки зрения поставок санкционной продукции в РФ.

По данным Россельхознадзора, за 2018 год были выявлены многочисленные факты так называемого ложного транзита белорусской говядины и молочной продукции, поставки которой в Россию запрещены. Как отмечают в Россельхознадзоре, зачастую вместо стран-получателей – Казахстана, Армении и Киргизии – товар из Белоруссии попадает на российский рынок: только за 9 месяцев 2018 года более 62 тыс. тонн продукции (74,9% от общего объема поставок) не доехали до своих получателей. В этой связи российская сторона уже неоднократно указывала на сложившуюся ситуацию и требовала от Минска усилить контроль над транзитом.

Более того, в начале февраля премьер-министр России Дмитрий Медведев даже предоставил своему белорусскому коллеге Сергею Румасу материалы с конкретным указанием товаров и компаний, которые задействованы в организации незаконных поставок. Увы, на все эти замечания в Минске всегда заявлялось, что белорусская сторона следит за контролем своей продукции, пресекает незаконные поставки, а по выявленным фактам, в которых, по ее мнению, виноваты российские фирмы, всегда проводятся проверки.

При этом нельзя отрицать того, что белорусские таможенники время от времени действительно пресекают ввоз санкционной продукции в РФ, а в стране даже возбуждаются уголовные дела по данным фактам. Например, в середине февраля прошли массовые задержания в структурах, связанных с «Белтаможсервисом» – организацией, которая неоднократно была замечена в пособничестве поставок в Россию фальсификата. Однако подобные дела в Белоруссии крайне редки и не носят системного характера, а объемы задержанных товаров остаются каплей на фоне общего объема «серого» импорта.

Схожая ситуация наблюдается и в российско-казахских отношениях. Еще в сентябре 2018 года Россельхознадзор заявил, что не исключает возможного ограничения поставок животноводческой продукции из Казахстана. Это было связано с тем, что «казахстанская сторона не обеспечивает прослеживаемости поставок своей животноводческой продукции в РФ», а Россия «может столкнуться с реэкспортом санкционных товаров, а также ложным транзитом такой продукции по своей территории». При этом, как и в случае с Белоруссией, Астана любые претензии Москвы категорически отвергает, считая обвинения надуманными и свидетельствующими о попытке России защитить своих производителей.

Более того, в Казахстане и сами стали обвинять российских партнёров в нежелании работать согласно достигнутым договоренностям. Например, в середине прошлого года Минсельхоз РК предъявил претензии к оформлению ввозимой из России в республику животноводческой продукции, считая, что поступающие в республику товары приходят без 32-значного кода ветеринарного сертификата, что не позволяет их проверить. При этом в Астане отметили, что все просьбы к российской стороне получить доступ к информационной системе «Меркурий», позволяющей просматривать выданные в РФ сертификаты, были отвергнуты.

Таким образом, следует признать, что сегодня проблема прослеживаемости поставок сельхоз- и иной продукции стала одной из наиболее актуальных на всем пространстве ЕАЭС, а не только в рамках белорусско-российских отношений. И именно поэтому межгосударственные споры были перенесены на наднациональные площадки, где и предлагается создать четкие и понятные всем правила игры. При этом необходимо отметить, что сегодня уже существует ряд предложений, как создать единые и эффективные механизмы слежения за передвижением товаров на всех его этапах – начиная от производства и заканчивая появлением их на прилавках. В данном случае речь идет о двух принципиальных моментах: а) маркировке всей продукции и б) создании единой цифровой системы слежения.

Известно, что с 1 июля 2018 года производители в России должны оформлять ветеринарные сертификаты на животноводческую продукцию в электронном виде в уже указанной выше системе «Меркурий», куда заносятся сведения о производимой, перемещаемой и реализованной на территории РФ продукции. В этой связи российская сторона на протяжении нескольких месяцев вела переговоры о подключении к ней и Белоруссии. В конце декабря стало известно, что странам удалось договориться об объединении своих систем электронной ветеринарной сертификации непереработанных продуктов животноводства, сырого мяса, молока и рыбы. К апрелю текущего года должна заработать и общая электронная сертификация уже готовой продукции. Этот шаг стал, пожалуй, наиболее серьёзным успехом переговорного процесса, что позволило снизить градус напряженности между странами.

Еще одним направлением сотрудничества, которое должно избавить партнёров от постоянных взаимных обвинений, должна стать маркировка товаров, инициатором которой в данном случае снова выступила Россия, где с 2016 года проводится пилотный проект по маркировке меховых изделий с помощью радиочастотных (RFID) меток. Соглашение о маркировке товаров средствами идентификации в ЕАЭС было заключено 2 февраля 2018 года в Алматы и вступило в действие в августе того же года.

По замыслу разработчиков, оно должно стать главным средством борьбы с контрабандой и «серым» импортом. Однако следует отметить, что в данном случае страны все еще не смогли решить вопрос, каким образом можно будет наладить отслеживание продовольственных товаров, хотя и признается, что эффект от этого будет крайне положительным. В пример можно привести тот факт, что эксперимент по введению маркировки меховой одежды показал, что объемы легальной торговли только за год выросли в шесть раз. И в этом плане совершенно неслучайно, что страны-участницы ЕАЭС на национальном уровне уже приступили к активной маркировке своих товаров. Например, если на сегодняшний день для всех стран ЕАЭС действительна лишь единая маркировка меховых изделий, то в Белоруссии она действует для 23 групп товаров. В России подобный перечень также постоянно расширяется, и для большинства товаров маркировка станет обязательной с 1 декабря 2019 года.

В конечном счете большинство экспертов считают, что все вышеуказанные меры должны будут способствовать улучшению нынешней ситуации, хотя маркировка и создание единых информационных баз и не являются панацеей от всех проблем. Результативность евразийских соглашений в данной области, как и всего процесса дальнейшей интеграции, во многом будет зависеть от оперативности и эффективности работы всех участников ЕАЭС, а также их готовности слышать и учитывать интересы партнеров.

Ритм Евразии

22.02.19

Как закаляется экспорт

Несырьевой экспорт вырос за счет пшеницы, стали и удобрений

Товарооборот России с внешним миром растет как в денежном, так и в физическом выражении, причем объемы экспорта значительно быстрее импорта. Об этом свидетельствует итоговый доклад Минэкономразвития по внешней торговле страны в 2018 году.

Внешнеторговый оборот по итогам 2018 года составил 687,5 миллиарда долларов (плюс 17,5 процента к 2017 году). Объемы экспорта в денежном выражении выросли на 25,6 процента до 449,3 миллиарда рублей, импорта - на 4,7 процента до 238,2 миллиарда. Доля экспорта в общем объеме товарооборота увеличилась до 65,4 процента. Физические объемы экспорта выросли на 6,3 процента (до 1,12 миллиарда тонн), а импорта - даже снизились на 3,1 процента (до 134,3 миллиона тонн).

Пока в товарной структуре экспорта продолжают преобладать сырьевые товары, в основном углеводороды. Из-за роста цен на нефть и их доля в общей стоимости российского экспорта выросла на 4,5 процента, составив 63,8 процента. Но несырьевой экспорт тоже растет довольно динамично. В 2018 году его объемы в денежном выражении подскочили на 19,5 процента до 235 миллиардов долларов. Прирост несырьевого неэнергетического экспорта составил 11,7 процента, а его объем в денежном выражении - 149,3 миллиарда.

На долю Европейского союза приходится 42,8 процента российской торговли, или 294,2 миллиарда долларов в ценовом выражении. Показатель вырос за год на 19,3 процента, при этом экспорт увеличился на 28,3 процента, импорт - на 2,7 процента. На страны Азиатско-Тихоокеанского сотрудничества (куда входит крупнейший внешнеторговый партнер России - Китай) приходится 31 процент российского внешнеторгового оборота, или 213,2 миллиарда долларов. Торговый оборот с этой группой стран увеличился на 19,8 процента. Экспорт и здесь рос значительно быстрее импорта: 34,7 против 5,7 процента.

Драйвером роста стал Китай. По данным таможенной статистики, товарооборот с КНР превысил 108 миллиардов долларов (плюс 24,5 процента к уровню 2017 года), причем объемы экспорта впервые с 2005 года превысили объемы импорта. Как отметил Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в России Ли Хуэй на прошедшем в Москве годовом собрании Российско-китайского делового совета, по темпам роста товарооборота с Китаем Россия заняла первое место среди десяти основных торговых партнеров страны. "Структура внешней торговли постоянно оптимизируется. Объем сделок по энергомеханической и высокотехнологической продукции сохраняет двухзначные темпы роста. Трансграничная электронная торговля сельхозпродукцией и торговля услугами стремительно развиваются, став новой точкой роста взаимной торговли", - сказал посол.

Нацпроект предполагает увеличение объемов несырьевого неэнергетического экспорта до 250 миллиардов долларов к 2024 году

В число основных внешнеторговых партнеров России кроме Китая попали Германия, Нидерланды, Беларусь, Казахстан и Италия. С большинством из этих стран объемы товарооборота в денежном выражении росли значительно быстрее физических. К примеру, товарооборот с Германией в денежном исчислении вырос на 19,5 процента, в то время как в физическом выражении - только на 8,8. Такая ситуация связана с ростом цен на энергоресурсы в 2018 году.

Экспорт инновационных товаров и машинно-технической продукции пока растет медленно: на 3,8 и 2,7 процента за год в денежном выражении. В 2018 году стоимость проданных за границу товаров этих категорий составила в общей сложности 60 миллиардов долларов, или 40 процентов от общего объема ННЭ страны.

По данным Российского экспортного центра (РЭЦ), лучшая динамика ННЭ в прошлом году зафиксирована в Беларуси. Прирост составил 1,5 миллиарда долларов, а общая стоимость поставленных в страну за год товаров - 10,1 миллиарда долларов. На один миллиард долларов увеличился несырьевой экспорт в Германию (до 4,9 миллиарда долларов в год), на 979 миллионов долларов - в Индию (до 5,2 миллиарда), на 875 миллионов долларов - в Нидерланды (до 6 миллиардов), и на 848 миллионов долларов - в Китай (до 12,2 миллиарда). "В эти страны поставлялась продукция металлообработки, машиностроения, лесопромышленного комплекса, продовольствие, химическая продукция", - уточнили "РГ" в РЭЦ.

Драйверами российского ННЭ стали пшеница, стальные полуфабрикаты нелегированной стали, смешанные удобрения, пиломатериалы и чугун.

Целевые показатели нацпроекта "Международная кооперация и экспорт" предполагают увеличение объемов ННЭ России до 250 миллиардов долларов к 2024 году. За оставшиеся пять лет стране нужно увеличивать объемы как минимум на 20 миллиардов долларов в год. То есть темпы роста нужно будет ускорить как минимум до 13,3 процента в год.

Российская газета

20.02.19

Покупки в онлайн-магазинах могут стать дороже

Технический директор оператора таможенных платежей ООО «Мультисервисная платежная система» Андрей Чешко прокомментировал ситуацию о подготовке Минфином РФ предложения об увеличении количества участников эксперимента по оплате таможенных сборов. Предполагается, что налог будет взыматься за посылки из интернет-магазинов других стран, стоимость и вес которых выходит за границы беспошлинного порога.

По словам Андрея Чешко, наличие подобных обсуждений не означает, экспресс-перевозчики согласятся действовать в роли уполномоченного оператора, потому что это влечет за собой определенные риски. Основная проблема состоит в том, что граждан может отказаться от выплаты таможенных сборов, когда как уполномоченный оператор, действуя от имени получателя посылки, должен будет перевести денежные средства в счет ФТС России.

«Задача, стоящая перед уполномоченным оператором, решается с помощью хорошо зарекомендовавшего себя сервиса ООО «Мультисервисная платежная система» и ФТС России, функционирующего с января 2015 года и позволяющего физическим лицам совершать удаленные платежи через личный кабинет экспресс-перевозчика, самостоятельно оплачивая таможенные платежи за товары, ввозимые на территорию Российской Федерации, с помощью банковской карты платежной системы МИР, Visa или MasterCard.», — рассказал технический директор ООО «Мультисервисная платежная система».

Также он отметил, что в конце 2018 года стартовала новая сервисная программа, с помощью которой получатель посылки может ознакомиться со своими таможенными сборами и оплатить их в режиме онлайн.

Ivbg.ru

20.02.19

Миллиарды санкций

Финансовый аналитик Алексей Коренев — о том, как отразились ограничительные меры на России и на Западе

Минэкономразвития оценило ущерб России от внешних ограничений в $6,3 млрд. По нынешнему курсу ЦБ это 415,8 млрд рублей. Речь идет о санкциях, пошлинах и других мерах, препятствующих поступлению российских товаров на экспорт. Лидерами по количеству введенных мер стали Евросоюз, США и Украина. Всего в отношении российских товаров было введено 159 ограничений 62 странами.

Российские ответные меры изначально были направлены на то, чтобы симметричным способом ответить странам Запада на введение против России санкций. Поначалу даже казалось, что, запретив импорт польских яблок, швейцарского сыра и немецкой курятины мы можем если не наказать западный бизнес, то хотя бы нанести ему существенный урон. Желание вполне объяснимое — они первые начали и было бы здорово проучить их.

В итоге так и вышло. ООН оценила потери стран, которые наложили ограничения на Россию и взамен получили от нас контрсанкции, в $100 млрд. Сумма несопоставимая с российской — ущерб, который понесли государства, вводившие против нас те или иные меры, в 15 раз больше. Однако нельзя не признать, что и нам наши контрсанкции в отношении Запада доставили хлопот.

Когда мы вводили ограничительные меры, мало кто принимал во внимание два существенных фактора. Первый — степень вовлеченности в мировую торговлю России по сравнению со странами Запада, где взаимодействие крайне тесное, а возможности для поиска альтернативных рынков сбыта на порядок выше, чем у нас. Второй — структура российского импорта в те страны, которые мы решили наказать. Поэтому даже можно понять, что на первом этапе этого противостояния Россия действовала не всегда эффективно, ограничивая ввоз товаров, производство которых у нас или вовсе отсутствует, или качество соответствующей продукции заметно уступает западному. И речь не о «пармезанах», а о значительной части товаров первой необходимости.

Однако довольно быстро пришло понимание, что ответные действия должны быть продуманными и носить такой характер, который бы не позволил нанести вред самой России. Об этом неоднократно говорил президент и соответствующие выводы из его слов были сделаны. При этом никто не отменял и ускоренного импортозамещения. Оно проявилось в основном в сельском хозяйстве — эта отрасль более гибкая, с четко выраженным и прогнозируемым производственным циклом, относительно коротким логистическим плечом. К тому же климатические условия вполне благоприятствуют развитию сельхозпроизводства в нашей стране, странно было бы этим не воспользоваться.

Тем не менее следует понимать: несмотря на то что на начальном этапе противостояния России и стран Запада основной урон был нанесен отечественному бизнесу, иностранные компании (в первую очередь аграрии) ощутили серьезные проблемы со сбытом своей продукции. В результате они нашли новые рынки сбыта, однако перед этим им пришлось сокращать производство, увольнять сотрудников и чуть ли не закрываться самим.

Сейчас руководством нашей страны взят курс на то, чтобы ответные контрсанкции были в основном направлены не на запрет ввоза тех или иных продуктов, а на развитие собственного производства. Такой подход позволит сделать российскую экономику устойчивой к внешним шокам.

Хотя большая часть из введенных с 2014 года запретов не отменена и сохраняется по сей день. Разве что за исключением временных, как, например, сейчас произошло с мясом птицы, эмбарго на поставку которого было снято с 15 стран ЕС из-за птичьего гриппа. Но это мера «техническая», как заявили в Росельхознадзоре, и сугубо временная.

Сегодня мы занимаемся налаживанием активных торговых связей со странами, которые не вводили против нас санкций, — например, с Китаем. Это, вкупе с формированием существенных по объему золотовалютных резервов, должно способствовать усилению устойчивости отечественной экономики и созданию основ для постепенного снятия взаимных санкций в дальнейшем.

Известия

19.02.19

Рост по точкам

Таможенники начали год с большой прибыли

Федеральная таможенная служба (ФТС) в январе 2019 года перечислила в бюджет на 20,4 процента больше доходов, чем годом раньше: 420,6 миллиарда рублей против 349,3. Эксперты связывают рост с оживлением торговли, увеличением поступлений от НДС, который вырос на два процента, и с 6-процентным ростом объемов энергоресурсов, поставляемых за границу, за экспорт которых тоже уплачивается пошлина.

Федеральная таможенная служба (ФТС) в январе 2019 года перечислила в бюджет на 20,4 процента больше доходов, чем годом раньше: 420,6 миллиарда рублей против 349,3. Эксперты связывают рост с оживлением торговли, увеличением поступлений от НДС, который вырос на два процента, и с 6-процентным ростом объемов энергоресурсов, поставляемых за границу, за экспорт которых тоже уплачивается пошлина.

"Для импортных товаров НДС при ввозе исчисляется по максимальной ставке, а она выросла до 20 процентов. Ее изменение и сказалось на росте администрируемых таможней доходов", - говорит доцент кафедры экономики и финансов факультета экономических и социальных наук РАНХиГС Алисен Алисенов.

Рост наблюдался и в 2018 году. Так, сумма перечисленных таможней за год доходов в бюджет составила 6,063 триллиона рублей, на треть больше, чем в 2017-м. Это в основном обусловлено оживлением торговли, считают в ФТС.

Доходы бюджета, за которые отвечает ФТС, примерно поровну складываются из экспортных и импортных пошлин. НДС и акцизы входят в структуру доходов с импорта, причем на НДС приходится 37,3 процента. Российские товары с высокой добавленной стоимостью, поставляемые на на экспорт, пошлиной не облагаются. Но экспортерам сырья приходится платить по ставке, которую определяет минфин в зависимости от мировых цен. Чем они выше, тем выше пошлины. С января по сентябрь 2018-го цены на нефть росли: с 68,9 доллара за баррель марки Brent в январе до 82,7 доллара в сентябре. В это время росла и пошлина, что увеличивало таможенные поступления.

В 2019 году тенденция будет скорее обратной, поскольку принято решение о постепенном снижении ставки пошлины на экспорт нефти в рамках налогового маневра с 30 до 25 процентов. С 1 февраля 2019 года она уменьшена на 8,3 доллара - до 80,7 доллара за тонну. В течение 6 лет ставку обнулят. Отчасти потерю смогут возместить поступления от НДС. Свою лепту внесет и снижение порога беспошлинного ввоза товаров с 1500 до 500 евро и улучшение взаимодействия таможен стран - участниц ЕАЭС, благодаря которому ФТС надеется сократить нелегальный ввоз импорта.

Импортными пошлинами облагаются почти все товары, ввозимые в Россию, за исключением высокотехнологичного оборудования, не имеющего аналогов в РФ. Наибольший доход бюджет получает с ввоза автомобилей, бытовой техники, текстиля, обуви, мебели, сельхозпродукции, алкоголя и табака. Ввоз последних выгоден еще и за счет акцизов, которые тоже администрирует таможня. В 2018 году количество ввезенных в Россию автомобилей увеличилось почти на 10 процентов, объемы поставок пшеницы выросли на 27, пальмового масла - на 19, сыров и творога - на 18, текстиля - на 9 процентов.

По словам начальника ГУ федеральных таможенных доходов и тарифного регулирования ФТС Елены Ягодкиной, рост поступлений в бюджет в 2018 году произошел и благодаря улучшению системы таможенного администрирования. "Оплатить таможенные платежи теперь можно онлайн, не покидая офис. Это повышает прозрачность процедуры и упрощает механизм взаимодействия таможни и бизнеса", - заявила она "РГ"

Бизнес-партнеры

Россия с Германией увеличили объем торговли

В тройку стран - ведущих внешнеторговых партнеров России вошли Китай, Германия и Нидерланды. Товарооборот с последними двумя в сумме оказался меньше, чем с первой: 106,8 миллиарда долларов против 108,3. Но, несмотря на продолжающуюся политику западных санкций, объемы торговли России с Германией тоже выросли.

По данным федерального статистического агентства Германии, в 2018 году объем торговли между Россией и Германией увеличился на 8,4 процента и составил 61,9 миллиарда евро. Объемы российского экспорта в Германию выросли при этом на 14,7 процента, составив 36 миллиардов евро. Импорт увеличился гораздо менее заметно: на 0,6 процента, до 25,9 миллиарда евро.

Несмотря на продолжающуюся политику западных санкций, объемы торговли России с Германией в 2018 году выросли

"Немецкий бизнес успешно увеличил экспорт в Россию - невзирая на конъюнктурные сложности, санкции и встречные санкции. Это улучшило наши ожидания и на текущий год", - прокомментировал статистику председатель правления Российско-германской внешнеторговой палаты Маттиас Шепп.

Правда, по данным ФТС России, товарооборот с Германией в 2018 году был несколько меньше. Разночтения могли быть вызваны разной ценой товаров, которую предприниматели указывали в своих экспортных и импортных декларациях, пояснил "РГ" заведующий лабораторией инфраструктурных и пространственных исследований РАНХиГС Юрий Пономарев.

Российская газета

19.02.19

Шпроты не доплывут

Таможня предлагает запретить ввоз мясных, овощных и рыбных консервов

Таможенники предлагают запретить ввоз в Россию не только сырья - мяса из Америки, рыбы из Норвегии или яблок из Польши, - но и готовых продуктов: мясных, овощных и рыбных консервов, фруктовых соков.

Федеральная таможенная служба (ФТС) выступила с инициативой расширить список "санкционных" продуктов, ввоз которых в Россию запрещен. Письмо с предложениями об этом и.о. руководителя ФТС Руслан Давыдов направил в минсельхоз. Там, как стало известно "РГ", его получили и рассматривают.

Также запрет коснется яиц и меда, которых в России в достатке. Нельзя будет ввозить и живых животных, за исключением чистопородных племенных, необходимых для поддержания поголовья в России.

Сейчас ситуация в некоторых отраслях пищепрома складывается парадоксальная. Так, ввозить в страну замороженные шпроты из Прибалтики нельзя, а готовые консервы - можно. То есть заводы теряют сырье, а их конкуренты занимают места на полках магазинов

Для того, чтобы этого избежать, в "санкционный" список предлагается включить целые товарные группы из Единой товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности, а не отдельные наименования, как это было до сих пор.

"Изменения обусловлены регулярным выявлением попыток незаконного ввоза санкционной продукции путем использования товаров прикрытия, изъятия сопроводительных документов с указанием реальной страны происхождения, перемаркировки товаров. Расширение перечня позволит минимизировать возможность применения подобных схем", - прокомментировали "РГ" в ФТС. Там не отрицают, что камнем преткновения стал хамон - сыровяленый мясной окорок, - который в контейнерах и посылках сотни раз за прошедшие с введения санкций пять лет пытались ввезти в страну предприимчивые дельцы.

Представители российских отраслевых союзов встретили инициативу с воодушевлением. "В 2014 году в санкционный перечень включили сырье из западных стран, а привозить целый ряд наименований готовой продукции было разрешено. Я считаю, что шаг ФТС абсолютно разумный. На продовольственной безопасности РФ он никак не скажется, зато поддержит производителей. Со стороны потребителей заметят изменения разве что те, кто с советских времен любит конкретные марки прибалтийских шпрот. Но не худший по качеству продукт уже производится и у нас", - рассказал "РГ" исполнительный директор "Рыбного союза" Сергей Гудков.

По словам члена национального союза свиноводов Мушега Мамиконяна, и производителям мясной продукции расширение продуктового эмбарго принесет пользу. "Нынешняя ситуация несправедлива по отношению к нашим переработчикам. Яркий пример: Калининградское мясоперерабатывающее предприятие не может купить сырье в Польше, потому что оно под запретом, зато поляки могут ввезти товары в Калининград. Это противоречит логике международной торговли. Допуск сырья на собственный рынок всегда должен быть более простым, чем допуск готовой продукции", - говорит он.

Тем не менее эксперты считают, что не все указанные в письме ФТС товарные группы следует запрещать. Ударить по отечественному пищепрому может эмбарго на иностранные ингредиенты, не производящиеся в РФ. Речь идет, к примеру, о концентрированных основах для соков и пищевых добавках для безалкогольных напитков.

Продуктовое эмбарго было введено в России в 2014 году в качестве ответной меры на западные санкции. Тогда из США, ЕС, Канады, Австралии, Норвегии, Украины, Албании, Черногории, Исландии и Лихтенштейна запретили ввозить свежее, охлажденное и замороженное мясо крупного рогатого скота, свинину, птицу, рыбу, молочные продукты и сыры. В соответствии с постановлением правительства, запрет будет действовать минимум до 31 декабря 2019 года.

Российская газета

18.02.19

Россиянам, живущим в Финляндии, установили правила въезда в РФ на личном авто

Если машина зарегистрирована за рубежом, а ее владелец постоянно живет в России, таможня не пропустит ее без залога.

В январе наши соотечественники, давно живущие в Финляндии, столкнулись с непонятным явлением: им начали препятствовать во въезде в Россию на личном автотранспорте.

Оказалось, что в начале декабря российский премьер Дмитрий Медведев подписал постановление правительства, касающееся лиц, не имеющих постоянного места жительства в государстве - члене Евразийского экономического союза» (в том числе тех, кто уехал на ПМЖ).

Не так давно приграничный туризм получил болезненный удар от власти: пересечь границу на машине, зарегистрированной за пределами Евразийского экономического союза, стало возможным в большинстве случаев только под огромный залог.

Последствия для культурных и торговых взаимоотношений между Карелией и Финляндией могли стать катастрофическими, но государственным органам обеих стран удалось договориться. Как сообщила «Фонтанка.ру», для 21 лизингодателя и кредитной организации из Суоми, относящихся к категории низкого уровня риска, после проверки сделали исключение.

Речь шла о гражданах Евросоюза. Что касается граждан России, то на них эти исключения не распространялись. Но государство попыталось урегулировать и этот вопрос. Как сказано в правительственном постановлении от 12 декабря 2018 г. N1515, вносить обеспечение по уплате таможенных пошлин и налогов (того самого залога примерно в 10 000 евро) не обязаны люди, не имеющие постоянного места жительства в государстве - члене ЕАЭС, и в том числе в России. Важный момент: речь идет не о гражданстве, а именно о постоянном месте жительства, то есть регистрации.

В разъяснениях таможенных органов особо указывается, что одним и основных в этой ситуации является термин «иностранное лицо» - лицо, не являющееся лицом государства-члена ЕАЭС. О гражданстве речи не идет. Таким образом, главное условие, при котором иностранную машину пропустят через таможню без залога – ее владелец должен постоянно проживать за пределами ЕАЭС, и иметь в качестве доказательства соответствующий документ.

Подоплека ограничения понятна. Ведь можно несколько раз в год выезжать в Финляндию в гости к родственникам на несколько месяцев, покупать там очередную машину, беспошлинно въезжать на ней в Россию, а потом продавать ее по доверенности или на запчасти. Или делать то же самое, будучи сезонным рабочим.

Теперь правительство ставит контрабанде заслон: иностранным лицом может считаться только человек, постоянно проживающий за границей. Это может подтверждаться видом на жительство, рабочей или учебной визой либо еще какими-то документами, выданными официальными властями государства, не входящего в ЕАЭС.

Но для россиян сохраняются и требования относительно автомобилей, взятых в лизинг, то есть пока принадлежащего на праве собственности иностранному банку, юридическому лицу и т.д. У этих организаций не должно быть неоплачененых таможенных платежей, штрафов за невывоз машин с таможенной территории Евразийского экономического союза, других автомобилей, невывезенных по истечении установленного срока временного ввоза (в нашем случае это 1 год).

Следует отметить, что решение по каждому индивидуальному случаю принимает таможенный инспектор непосредственно на пункте пропуска. Как нас заверили в Карельской таможне, в феврале жалоб на отказ во ввозе автомобиля через наш участок границы к ним не поступало.

Напомним: все эти изменения стали частью введения новых таможенных правил, которые сегодня регламентирует Таможенный кодекс ЕАЭС. Цель и смысл части нововведений по-прежнему остается непонятной ни нам, ни специалистам.

Московский Комсомолец Карелия

18.02.19

Сталь и зерно с трудом переходят границу

Мониторинг торговых ограничений

По состоянию на конец прошлого года в отношении российской продукции 62 страны применяли 159 торговых ограничений, сумма ущерба от которых оценивается в $6,3 млрд (в том числе 48 антидемпинговых пошлин на $2,6 млрд, 91 нетарифная мера на $1,4 млрд), следует из данных Минэкономики. Больше всего ограничений было введено развитыми странами — ЕС и США (на $2,42 млрд и $1,17 млрд соответственно; в частности, ущерб от защитных пошлин на импорт стали и алюминия, введенных Вашингтоном в марте 2018-го, оценивался в $537,6 млн), а также Украиной (на $775 млн) и Турцией (на $713 млн). По числу мер при этом лидируют ЕС (25), Украина (22), Индия (16) и Белоруссия (13). По отраслям наибольший ущерб приходится на металлургию ($4 млрд), сельхозпродукцию ($1,1 млрд), химпром ($640,7 млн) и автопром ($306 млн).

За год выявлено 48 мер защиты рынка от поставок из РФ и антидемпинговых расследований, при этом претензии по 32 из них были сняты или смягчены. Ущерб от этих мер в ведомстве оценивают в $330 млн в год. В процессе консультаций от введения антидемпинговых пошлин отказались в ЕС (в отношении низкоуглеродного феррохрома), Индии (по дихромату натрия и нитрату натрия) и Турции (по одному из видов картона), также была отменена разрешительная система импорта в эту страну российской пшеницы, кукурузы, риса, нерафинированного подсолнечного масла, гороха и жмыха семян подсолнечника, а немелованный картон был исключен из процедуры наблюдения за импортом, в рамках которой импортеры российской продукции вынуждены были корректировать таможенную стоимость товара в сторону увеличения. Бразилия, в свою очередь, приостановила действие антидемпинговой пошлины для горячекатаного стального проката и устранила жесткие требования к российской пшенице (поставки возобновились в июле 2018-го), аналогичная договоренность по зерну была достигнута и с Ираном. Также в ноябре был подписан протокол о взаимных поставках замороженного мяса птицы и молочной продукции между РФ и Китаем, а Вьетнам снизил тариф на азотно-фосфорные удобрения.

В рамках ЕАЭС для российского экспорта был упрощен доступ на рынки Киргизии и Белоруссии — в первом случае национальных производителей лишили освобождения от уплаты НДС, во втором была выравнена ставка НДС на белорусские товары и товары из других стран союза.

Коммерсантъ

18.02.19

ФТС предложила расширить перечень запрещенных импортных продуктовФТС хочет расширить перечень продуктового эмбарго

В него могут попасть консервы, яйца, оливки.

О предложении Федеральной таможенной службы (ФТС) расширить перечень сельскохозяйственной продукции и продовольствия, запрещенного к ввозу из ряда западных стран, сообщил РБК. Соответствующее письмо исполняющий обязанности руководителя ФТС Руслан Давыдов 13 февраля направил в Минсельхоз. «Ведомости» также ознакомились с копией документа, достоверность его содержания подтвердил профильный чиновник. Представитель ФТС подтвердил отправку письма, а представитель Минсельхоза – его получение. Министерство рассматривает предложения, добавил он.

Летом 2014 г. Россия ограничила поставки продуктов питания из ряда зарубежных стран, включая США, страны Евросоюза, Канаду, Австралию и некоторые другие, в ответ на санкции против российских политиков, бизнесменов и компаний; запрет действует как минимум до конца 2019 г. В списки запрещенных к ввозу попали отдельные категории продуктов: например, молоко и молочная продукция, в том числе сыры, сырое мясо и продукты его переработки, свежая рыба, фрукты и овощи. Теперь же служба предлагает запретить ввоз непосредственно товарных групп. Среди таковых в документе упоминаются мясо и пищевые субпродукты, рыба и ракообразные, молочная продукция, яйца, мед, овощи, фрукты, в том числе в переработанном виде, а также живые животные (кроме чистопородных племенных). ФТС регулярно выявляет попытки незаконного ввоза санкционной продукции при использовании товаров прикрытия, объяснил цель предлагаемых изменений представитель таможни. Так, хамон из Евросоюза поставляется в Россию под видом мясной продукции из разрешенных стран с указанием заведомо неверного кода, приводит он пример. Цель расширения перечня – исключить возможность ввоза в Россию запрещенных товаров путем декларирования их кодами товаров прикрытия, пишет Давыдов.

Если инициатива ФТС будет поддержана, то под запрет из «рыбной группы» могут попасть шпроты из Прибалтики, отмечает исполнительный директор Рыбного союза Сергей Гудков, остальная продукция из указанных стран практически не импортируется. Россия по-прежнему зависит от поставок инкубационного яйца индейки и бройлера (95 и 10–12% соответственно), прародительского яйца бройлера (95%), но из формулировок ФТС нельзя сказать, попадают ли они под запрет, указывает президент Agrifood Strategies Альберт Давлеев. При этом, по его словам, мясные консервы и готовые изделия из мяса практически не импортируются с введением запрета, а готовым мясным продуктам и деликатесам в последние годы появилась альтернатива – поставки из Сербии, Швейцарии. Поставки всей основной продукции в мясной категории давно прекращены, удивляется предложениям таможни человек, близкий к крупному агрохолдингу.

Оливки и маслины традиционно завозятся из Италии и Греции, первое время в случае запрета может ощущаться нехватка этих продуктов, но их легко заменить поставками из Турции, Марокко, Туниса, Израиля, замечает президент Плодоовощного союза Анатолий Куценко. Для производства соков, джемов, консервов в России уже достаточно собственного сырья и переработчиков, считает он.

Правда, отдельно служба предлагает включить в перечень и некоторые пищевые добавки, следует из письма. Это может создать проблему для рынка специализированного и диетического питания, опасается Сэм Клебанов, LCHF Foods которого поставляет в Россию продукты для диетического питания. Впрочем, исключение должна составить специализированная пищевая продукция для питания спортсменов, следует из документа. Зато могут пострадать кондитеры – они используют ореховую муку, говорит Клебанов. Исполнительный директор Ассоциации предприятий кондитерской промышленности Вячеслав Лашманкин отказался от комментариев. Высокие риски и для индустрии безалкогольных напитков, если в итоговый перечень попадут пищевые добавки и концентрированные основы, заявил РБК президент Союза производителей безалкогольных напитков и минеральных вод Максим Новиков. Зачастую эта основа для некоторых безалкогольных напитков, производимых в России, здесь не выпускается, а импортируется из стран дальнего зарубежья, поясняет он.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков перенаправил вопросы о расширении перечня санкционных товаров в правительство, его представитель – в Минсельхоз. Представитель профильного вице-премьера Алексея Гордеева на вопросы не ответил.

Ведомости

15.02.19

Поиск нарушителей не должен создавать проблем добросовестному бизнесу - начальник Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров ФТС Валерий Селезнев

Почему Россия не дожидается партнеров по ЕАЭС при создании системы прослеживаемости, нужна ли в России обязательная маркировка смартфонов, и как можно отслеживать ввоз санкционных продуктов с помощью беспилотников, в интервью агентству "Прайм" рассказал начальник Главного управления таможенного контроля после выпуска товаров ФТС России Валерий Селезнев в преддверии Российского инвестиционного форума в Сочи.

- Минфин в прошлом году утвердил "дорожную карту" по созданию национальной системы прослеживаемости. Что она даст бизнесу, и как строится эта работа сейчас?

— Страны ЕАЭС договорились создать наднациональную систему документарной прослеживаемости, которая позволит увидеть судьбу товара или груза от пересечения ими границы союза до получения конечным потребителем.

Каждой из стран предстоит создать свою национальную систему, Россия приступила к ее созданию в 2018 году. В 2019 году планируется запуск системы в рамках проведения эксперимента. Определен перечень товаров, которые предлагается отслеживать: это бытовые электротовары, тяжелая техника, детские коляски, металлическая мебель, интегральные электронные схемы.

Интеграция программных средств ФТС и ФНС позволит отслеживать движение таких ввезенных в Россию товаров: видеть, по какой цене они завозятся, не занижена ли цена, как она меняется в ходе перемещения товара по стране, через какое количество посредников проходит и так далее. Анализ таких сведений позволит выявлять схемы уклонения от уплаты таможенных и налоговых платежей, делать выводы о легальности ввоза товара.

В рамках эксперимента постараемся отладить работу программных средств, "прощупать почву", понять, как в дальнейшем наши ресурсы могут взаимодействовать с системами остальных стран ЕАЭС, в полном ли объеме можно получить информацию по товару.

Создание системы прослеживаемости направлено на обеление рынка и раскрытие криминальных схем уклонения от уплаты платежей, налогов. Не могу говорить про другие страны, но как раз наш крупный бизнес к этому готов. Предприниматели первыми отметили необходимость введения дополнительных мер для борьбы с контрафактом и нелегальным ввозом продукции, поскольку эти явления создают условия для недобросовестной конкуренции. Крупный бизнес принимал непосредственное участие в развитии идеи создания системы маркировки и прослеживаемости.

Конечно, невозможно найти одну таблетку от всех болезней, но один из инструментов, который в том числе мог бы положительно повлиять на ситуацию – это введение маркировки и, в качестве ее дальнейшего эволюционного развития –документарной прослеживаемости.

- Страны ЕАЭС тоже работают над этим? Глава Минфина Антон Силуанов говорил, что партнеры по союзу должны присоединяться к этой работе, иначе придется закрыть для них рынки.

— Основные товарные потоки внутри союза ведь идут в Россию. Мы не могли себе позволить дожидаться, пока партнеры раскачаются и начнут вводить систему. Кроме того, все страны находились на разных стартовых позициях: Россия и Белоруссия информационно и технически на несколько шагов впереди, поэтому быстрее подключились к процессу.

- В прошлом году стартовал эксперимент по маркировке обуви. Как он проходит?

В него вошли 74 участника. С июля 2019 года маркировка обуви станет обязательной. Те, кто хотят к июлю быть технически готовыми, сейчас налаживают работу – чтобы их бизнес-процессы не замедлялись.

В отличие от рынка меха, на котором мы отработали схемы маркировки, рынок обуви по объемам отличается в сотни раз.

И здесь мы с крупным ритейлом, у которого налажена цивилизованная торговля и вся обувь на учете, проблем, думаю, иметь не будем. Другое дело – рынки, там частенько никакого учета нет. Там владельцы рынков за аренду помещений отвечают, а за товар – нет. Но мы с этим справляемся. Выработан алгоритм: если не находим владельца, то товар потом может быть в принципе вывезен и изъят в доход государства как бесхозный.

- Власти определились с перечнем товаров для маркировки в перспективе. Это будет табак, обувь, лекарства и так далее. Но есть, например, рынок смартфонов, где теоретически большой объем нелегально ввезенной продукции. Нужно ли здесь вводить маркировку?

— Смартфоны – пока нет. Бывают случаи, когда мы выявляем такие товары, которые не были предназначены для использования в России. Но в таких ситуациях мы можем обратиться к самим производителям и все выяснить.

В принципе у смартфона есть свой серийный номер и IMEI, по которым можно проверить законность его ввоза. Эти номера обязательны для указания в декларации на товары.

- Режим продэмбарго действует уже более 5 лет. Уменьшился ли поток попыток ее ввоза? Каковы результаты по выявлению "санкционки" в прошлом году?

— В прошлом году мы выявили 7,2 тысячи тонн такой продукции, из которой 4,7 тысячи тонн таможенные органы и подразделения Россельхознадзора уничтожили.

Острота этой проблематики не сходит на нет. Для ФТС борьба с ввозом такой продукции остается одной из приоритетных задач. Основной путь санкционки к нам – это граница с Белоруссией: объем привезенной из-за нее и уничтоженной нами санкционки – 4,3 тысячи тонн. Остальное – с казахстанской границы: 270 тонн.

Благодаря проведенной за эти годы работе прямой санкционки, когда "в лобовую" везут, например, польские яблоки – сейчас практически нет. Нарушители быстро научились перестраиваться. Физически яблоки польские, но по документам страна происхождения – Белоруссия. В таком случае юридически я к ней не могу предъявить претензии как к санкционной продукции. Здесь выход такой: в случае возникновения сомнений мы можем провести экспертизу, которая определит ареал произрастания таких фруктов. Взаимодействуем с белорусской стороной.

Но здесь тоже важно не переусердствовать. Есть ведь и скоропортящийся товар – клубника к примеру. Ее перевозят в терморегулируемой машине, в которой создается определенная среда. Если такую машину открыть, то ягода "пропадает". Важно случайно не нанести экономический ущерб добросовестному участнику ВЭД.

- Перед Новым годом был всплеск?

— Да, с октября мы проводили усиление: наши мобильные группы работали в круглосуточном режиме. Мы контролируем как главные трассы, так и второстепенные. Основной траффик обычно идет по трассе М1. Но бывает, что на какой-то проселочной дороге идут 5-6 машин. С точки зрения здравого смысла, они не должны там идти: там буераки, заносы, что-то еще. И такое движение является для нас подозрительным.

Хорошее взаимодействие у нас наладилось с Росгвардией: используем их беспилотную авиацию.

- Давно пользуетесь беспилотниками?

— Мы с Росгвардией стали их использовать в 2018 году. Это, конечно, дорогое удовольствие, поэтому задействуем только при необходимости. Нарушители изобретают новые способы – мы тоже не отстаем.

С помощью беспилотников как раз удобно обследовать те дороги, которые не являются основными: проселочные, вновь создаваемые пути для возможного проезда машин с санкционкой. Тем самым экономим людской ресурс. Дальность полета беспилотника дает возможность обследовать 60 километров в одну и 60 километров в другую сторону. То есть я, находясь, допустим, на одной из точек, за два часа могу обследовать 120 километров пути. Это дешевле, быстрее, скрытнее и удобней, чем на автомобиле.

Опять-таки, чтобы не создавать проблемных вопросов добросовестному бизнесу, у нас в отношении либо участников ВЭД, либо перевозчиков, которые когда-то попадались с серьезными нарушениями, ведется электронное досье.

И такой нарушитель, можно сказать, попадает под пристальный контроль со стороны таможенных органов. А наша система видеофиксации показывает, что, к примеру, идет машина, которая раньше уже попадалась на ввозе санкционки. То есть можно обоснованно ее остановить для проверки, сказать: "Секундочку, раньше вы ввозили. Так что давайте сейчас посмотрим".

- Ваше управление контролирует движение товаров после выпуска на территорию России. Какие нелегальные схемы ввоза наиболее распространены?

— Самой ходовой схемой является ввоз товара под "чужим" кодом, то есть меняют, к примеру, одну цифру в коде классификации. И эта игра на одной цифре может принципиально изменить необходимость уплаты пошлины, то есть товар стал другим, по которому действует льгота по пошлине. И таких нарушений с кодами фиксируется до трети.

Еще одной из популярных манипуляций является заявление недостоверных сведений о таможенной стоимости товаров. Допустим, товар закуплен за рубежом фактически за 100 евро, а заявляется в декларации 5 евро. Естественно это снижает таможенный платеж, НДС. А уже внутри России через цепочку фирм-однодневок накручивается "нужная" цена.

За 2018 год подразделения таможенного контроля после выпуска товаров выявили ущерб экономическим интересам государства на сумму 11,9 миллиарда рублей, что на 7% превысило данный показатель по результатам 2017 года. При этом количество таможенных проверок за год сократилось на 43%. Налицо снижение административной нагрузки на бизнес.

Экономическая эффективность каждой таможенной проверки в среднем составила 2,4 млн руб., что на 65% лучше, чем в 2017 году.

- Ранее ФТС находилась в ведении правительства, теперь – в ведении Минфина, у которого в ведении еще один фискальный орган – ФНС. Как строится ваше взаимодействие? Как проводите проверки?

— Мы традиционно плотно взаимодействовали с налоговой службой. А после передачи в ведение Минфина мы стали выстраивать взаимодействие на качественно новом уровне. В 2018 году мы провели во взаимодействии около 800 проверочны хмероприятий, по итогам которых начислили 4,7 миллиарда рублей, из которых 2 миллиарда рублей было взыскано. Экономический эффект от совместной работы есть – и синергия будет расти.


15.02.19

«Никаких границ для российских товаров не существует»

О перспективах отечественных производителей на зарубежных рынках РБК+ рассказал генеральный директор Российского экспортного центра (РЭЦ) Андрей Слепнев.

— Объем российского несырьевого неэнергетического экспорта (ННЭ) в 2018 году по сравнению с 2017-м увеличился, но динамика роста замедляется. Почему это происходит?

— По итогам 2018 года объем ННЭ составил $149,4 млрд (+11,6%) и установил тем самым исторический рекорд (в 2012-м было $143,5 млрд). Темпы роста несколько ниже, чем годом ранее: в 2017 году была компенсационная динамика после серьезного падения, работал эффект низкой базы. Сейчас ценовые факторы уже не оказывают большого влияния на динамику ННЭ. Но мы видим увеличение физических объемов продаж, которые являются определяющими: в 2017-м — 11%, а в 2018 году — 6%.

В рамках же реализации национального проекта «Международная кооперация и экспорт» цифра объема ННЭ в 2018 году даже чуть больше — $150,6 млрд. Главное отличие: при подсчете добавляются рыба и морепродукты, отгружаемые вне зон таможенного контроля, их учитывает не ФТС в своей статистике, а Росстат.

 — Как думаете, удастся сохранить высокие темпы роста?

 — Удерживать их будет очень сложно. В последние годы ННЭ благоприятствовала макроэкономическая ситуация — курсы валют, восстановление международных рынков. Движение на основе этих факторов не может быть бесконечным. Теперь нужно, чтобы заработали полноценные меры поддержки в рамках отраслевой политики, велась региональная работа в целях улучшения делового климата и логистики, — это даст следующий толчок для развития.

 — Как российские производители воспользовались позитивными макроэкономическими факторами?

 — Наши драйверы известны: металлургия, химия, агропромышленный комплекс, лесопромышленный комплекс и машиностроение. Безусловно, все мы воодушевлены успехами, которые демонстрирует АПК. Возвращаются все инвестиции, в том числе государственные, которые были сделаны за последние десятилетия. Помните, у нас всегда говорили, что сельское хозяйство — это черная дыра? А сейчас оказалось, что не черная дыра, а золотой прииск. АПК дает нам зарабатывать больше, чем продажа вооружений, по итогам 2018 года экспорт составил $25,7 млрд.

В свою очередь, лесопромышленный комплекс достиг рекордных показателей 2014 года и уже превзошел их. При этом сейчас действуют законодательные ограничения вывоза кругляка, меняется структура экспорта, поставляется уже переработанная продукция.

У нас много точек роста, появление которых непросто было предвидеть. Например, расширяется присутствие российских производителей на мировом рынке анимации. Российский экспортный центр кредитует и страхует часть этих сделок. Недавно, например, европейские политики высказывали озабоченность, нет ли пропаганды, от которой надо защищаться европейцам, в мультсериале «Маша и медведь», — это говорит о его популярности. «Смешарики» уже давно и хорошо идут и в Америке, и в Китае.

Другая сфера, об успехе которой еще несколько лет назад не думали, — фешен. Одежду и обувь из России заинтересованы покупать прежде всего наши китайские партнеры. Имена российских дизайнеров активно продвигаются и на европейском направлении.

В США хорошо продаются товары из России для спорта и фитнеса. А фирма из Удмуртии является мировым лидером по пошиву спортивных костюмов для художественной гимнастики — поставляет их в сотню стран. Таких примеров много, они дают основания верить в то, что никаких границ для российских товаров не существует.

 — Какие отрасли еще недостаточно реализовали свои возможности на зарубежных рынках?

— Если сравнить объем зарубежных поставок в разных странах на душу населения, то Россия находится где-то в районе 70-х позиций, далеко отставая от Белоруссии и еще дальше — от США. Это дает основания предполагать, что рост может быть быстрым — при правильной политике.

Где возможно серьезное продвижение? Сейчас обсуждается химия полимеров. России с ее сырьевой базой под силу повторить успех ряда стран, которые реализовали стратегии по развитию этого бизнеса, потенциально многомиллиардного. В аграрной сфере мы можем продавать не только пшеницу и другие зерновые, но и сою, которая крайне востребована в Азиатском регионе.

Серьезный интерес зарубежные покупатели проявляют к автокомпонентам, произведенным на территории РФ.

— С учетом геополитических раскладов какие новые для себя рынки могут открыть российские производители?

— Карта торговых связей сейчас активно меняется. Многие страны настроены на то, чтобы диверсифицировать свои коммерческие контакты. Мы видим подобный подход со стороны Китайской Народной Республики, которая заинтересована в российских поставках по целому ряду позиций. Большой интерес проявляют страны Персидского залива, Африки, Азиатского региона.

— Какие меры поддержки экспорта оказались эффективными, а каких в стране не хватает?

— Очень эффективны и востребованы прежде всего меры финансовой поддержки, которые осуществляет РЭЦ, — это страхование экспортных поставок, льготные кредиты, гарантирование. Я бы даже сказал, что без подобного рода инструментов зачастую и невозможно выйти на сделку. В прошлом году наше участие сыграло определяющую роль в поставках ННЭ на $18 млрд.

Безусловно, важно наращивать просто число экспортеров — менее 1% компаний занимаются экспортом. Нужны акселерация компаний, обучение, помощь в составлении экспортных программ и прохождении различных формальностей. Все этапы деятельности экспортера покрыты соответствующей линейкой продуктов, мы ее расширяем, совершенствуем, вовлекаем в эту работу региональные центры поддержки экспорта. Мы подписали соглашение о взаимодействии с Минпромторгом и сейчас все это объединяем в единую сеть на базе цифровой платформы.

 — Традиционно считалось, что экспортная деятельность — удел корпораций. Сейчас об этом задумываются средние и малые предприятия. Как такой компании получить господдержку?

 Инфраструктура для этого уже развернута. Прежде всего надо понять экспортный потенциал продукта. Недавно мы запустили экспортный акселератор совместно со Сбербанком. Акселерационные программы позволят подготовить участников ко всем сложным процессам международной торговли.

Экспортная акселерация станет доступна для зарегистрированных пользователей онлайн-платформы «Банк бизнес-партнеров» — Bankofpartners.com. Программа включает в себя образовательный модуль, консалтинговую поддержку, помощь в поиске зарубежных партнеров, логистическую поддержку и другие популярные у экспортеров сервисы.

Мы помогаем производителю сориентироваться, на какие рынки ему имеет смысл выходить. Если компания заинтересована, торгпредства на местах могут помочь организовать прямые коммуникации.

— А как получить льготный кредит?

— Льготный кредит РЭЦ предоставляет российским компаниям на единых условиях, которые установлены постановлением правительства. Для этого компании нужно соответствовать установленным требованиям. Здесь мы тоже оказываем необходимую поддержку.

— Какова схема сотрудничества Российского экспортного центра и Внешэкономбанка?

— Одно дело — помочь экспортировать товар, который предприятие уже производит. Другое дело — помочь продукцию доработать, чтобы она имела хорошую перспективу. И уже третья история — когда речь идет о создании нового экспортного производства. Чтобы поднять большое производство, нужны ресурсы крупнейшего института развития, такого как ВЭБ. Наше сотрудничество является очень естественным. РЭЦ помогает структурировать и конфигурировать продукт как экспортный, оценить его перспективы, понимая, что мы со своими мерами поддержки вступим в работу позже, когда перед предприятием уже встанут практические вопросы о торговле.

РБК+

15.02.19

Игроки нового экспорта

На фоне роста поставок за рубеж несырьевых неэнергетических товаров и услуг меняется и профиль участника ВЭД. Теперь это не только крупные компании, но и представители малого и среднего бизнеса.

Кейс 1. Пришли с вином

Компания «Кубань-Вино» начала поэтапный выход за пределы России в 2015 году. «За эти три неполных года мы реализовали на экспорт более 1 млн бутылок, но эти несколько лет ценны не столько объемами поставок, сколько изучением самого предмета экспорта, так как по-настоящему успешных кейсов в нашей отрасли не существовало», — рассказывает глава экспортного департамента компании Эдуард Долгин. Сейчас российские вина поставляются в Японию, Китай, Гонконг, Казахстан, Бразилию, Испанию. В 2019 году «Кубань-Вино» рассчитывает выйти на рынки стран Европы, бывшего СССР, Азии и Ближнего Востока. Главная трудность — поиск партнеров, признают в компании, но этой проблеме предшествует множество других. «Это и отсутствие известности российской продукции за рубежом, и слабое развитие логистической инфраструктуры для экспортеров, и несовершенное валютное законодательство и другие», — добавляет Эдуард Долгин. «Кубань-Вино» сотрудничает с Российским экспортным центром с 2017 года, за это время компания приняла участие в ряде субсидированных выставок, получала информацию об интересующих рынках и прошла сертификацию по программе Made in Russia.

Кейс 2. Высокотех из Сибири

Томская компания «Рубиус», занимающаяся разработкой инженерного программного обеспечения в области автоматизации проектирования и геоинформационных систем, начала экспортную деятельность в 2013 году, подписав первый крупный контракт с компанией из США, по которому продолжает работать до сих пор. Сейчас ее решениями пользуются в 180 странах мира, а за 2018 год объем зарубежных поставок превысил $1,5 млн. «Основные трудности связаны с коммуникацией и стереотипами о странах. В последние годы существенное влияние оказывают санкции, так как зачастую бизнес в США не готов вкладываться в построение долгосрочных отношений, когда в любой момент эти связи могут оборвать политики», — говорит специалист по маркетингу компании Анна Высоцкая. В то же время позитивный образ русской инженерной школы (и особенно программистов) продавать помогает. «Если ты русский, тебе не нужно доказывать, что ты умеешь писать высококлассный код. А еще тот факт, что мы из Сибири, вызывает у них настоящий восторг», — поясняет она. Участие «Рубиуса» в крупнейших российских выставках под эгидой РЭЦ уже принесло компании несколько крупных контрактов. В будущем там надеются получить поддержку, чтобы побывать на крупнейших зарубежных конференциях и выставках, а в планах на 2019 год — регистрация товарного знака в США, увеличение оборота компании на 50% и привлечение дополнительных проектов в области виртуальной/дополненной реальности, машинного обучения, компьютерного зрения, искусственного интеллекта и больших данных. Компания также рассчитывает удвоить продажи двух новых продуктов — системы календарного планирования и управления командами Planyway (130 тыс. пользователей по всему миру) и шумоизолированной кабины Qubius для опенспейс-офисов.

Кейс 3. Расширение электроснабжения

Другой представитель российского высокотеха — НПО «Санкт-Петербургская электротехническая компания» (СПБЭК) — впервые вышел на зарубежный рынок еще в 2004 году: тогда это были небольшие проекты по оказанию услуг. Сейчас география проектов компании, предлагающей технические решения в сфере автоматизации и электроснабжения промышленности, охватывает более 20 стран мира в СНГ, Азии, Европе, на Ближнем Востоке и в Африке. Объем экспорта за последние три года составил более 400 млн руб., рассказывает генеральный директор компании Александрс Народицкис. Основные проблемы, с которыми приходится сталкиваться экспортеру, — высокий курс валют по отношению к рублю и высокие процентные ставки на кредиты для инвестиционных зарубежных проектов, а также геополитическая напряженность. «В ходе переговоров с зарубежными партнерами мы часто слышим о политических ограничениях. И все единогласно говорят об их негативном влиянии на развитие бизнеса. Компании хотят развивать сотрудничество, и те, кто не зависит от государства, ведут более смелую политику. Именно поэтому важно заручиться поддержкой РЭЦ, гарантирующей высокий уровень доверия к возможному совместному проекту», — говорит глава компании. Сотрудничество с Российским экспортным центром СПБЭК начала два года назад, после того как вошла в топ лучших высокотехнологичных компаний России, отобранных Минэкономразвития в рамках проекта «Национальные чемпионы». «Мы были приятно удивлены тем, насколько РЭЦ, как государственная структура, способен в живом диалоге оперативно откликаться на запросы реального бизнеса по экспортной интеграции», — отмечает Александрс Народицкис. В прошлом году благодаря этой поддержке компания провела бизнес-миссию в Чехию, а в нынешнем список должны пополнить Турция, Азербайджан и Вьетнам. Компания планирует существенно расширить свое присутствие в странах Центральной и Восточной Азии, в частности в Монголии, Вьетнаме, Казахстане.

Кейс 4. Безграничная цифровизация

Компания «ВИСТ Групп», поставляющая информационные системы и оборудование для цифровизации горных предприятий, металлургии и других отраслей промышленности, работает на рынке уже более 30 лет и имеет давний опыт экспортной деятельности. Доля продаж компании за пределами России и СНГ достигает 20%, ее продукция представлена в Марокко, ЮАР, Индонезии, Монголии, Иране, Казахстане, на Украине, в Белоруссии и Вьетнаме, компания имеет сеть зарубежных представительств и филиалов, рассказывает генеральный директор «ВИСТ Групп» Дмитрий Владимиров. Для заключения международных договоров компании пришлось привлекать внешних юридических консультантов. Помехи для высокотехнологичного экспорта создают и внутренние административные барьеры: таможенные ограничения при временном вывозе пробных образцов техники и валютный контроль, говорит Дмитрий Владимиров. «Потребитель практически никогда не выполняет условия контрактов с точки зрения сроков оплаты, а валютное законодательство предполагает большие штрафы за невозврат экспортной выручки. Добросовестный экспортер становится заложником ситуации», — поясняет он. Как ветеран экспортной деятельности, компания одной из первых подписала с РЭЦ соглашение о сотрудничестве. Она активно использует нефинансовые механизмы поддержки для организации переговоров и встреч с потенциальными партнерами, участвует в бизнес-миссиях и заседаниях межправительственных комиссий, а в Белоруссии РЭЦ при участии российского торгпредства помог точечно организовать встречу с министром промышленности.

РБК+

15.02.19

Россия из-за дефицита закупит в Китае до 800 тыс. железнодорожных колес

Из-за дефицита железнодорожных колес в России вагоностроители и операторы проводят сертификацию продукции из Китая. Импорт может составить до 800 тыс. колес в течение трех лет

Вагоностроители в условиях дефицита железнодорожных колес в России готовятся начать закупать их в Китае, сообщили РБК два участника совещания у замминистра промышленности и торговли Александра Морозова и замглавы Минтранса Владимира Токарева, состоявшегося в декабре прошлого года. Планируется, что на двух китайских предприятиях проведут сертификационные испытания и в случае успеха каждому разрешат поставку в Россию по 400 тыс. колес в течение трех лет, рассказали источники РБК.

По их словам, импортом в Россию займутся «СГ-Транс» Алексея Тайчера и партнеров, «Гарант Рейл Сервис» Сергея Гущина и «Трансвагонмаш» (входит в группу «Промышленные инвестиции» Андрея Лебедева). По данным источников РБК, «СГ-Транс» ведет переговоры с китайской компанией, которая производит 90 тыс. колес в год.

«Опытные образцы уже отобраны и проходят испытания на площадках ОАО «ВНИИТрансмаш» и АО «ВНИИЖТ» (Всероссийский научно-исследовательский институт транспортного машиностроения и Всероссийский научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта. — РБК). Подведение итогов испытаний ожидается в марте этого года, и при положительном результате первые цельнокатаные колеса китайского производства могут поступить на российский рынок уже в апреле 2019 года», — передала пресс-служба «СГ-Транса» слова президента компании Сергея Калетина.

Присутствовавший на совещании исполнительный директор Союза операторов железнодорожного транспорта (СОЖТ) Алексей Дружинин оценил в разговоре с РБК дефицит в этом году в 200–250 тыс. штук. «Импорт колес — это возможность покрыть этот временный дефицит, образовавшийся в прошлом году. Поскольку мы прогнозируем восстановление баланса на рынке уже к 2023 году российскими производителями колес — Evraz Романа Абрамовича и партнеров и Объединенной металлургической компании (ОМК) Анатолия Седых, — экономически нецелесообразно инвестировать в увеличение мощностей», — сказал он. Дружинин пояснил, что сначала Минпромторг предложил Evraz и ОМК подумать об импорте, но у тех это не вызвало интереса, поэтому и вагоностроители, и железнодорожные операторы инициировали переговоры с китайцами. Представитель ОМК в разговоре с РБК утверждает, что в ноябре 2018-го компания направила СОЖТ письмо с указанием возможных предварительных условий поставок и попросила в ответ выслать безотзывные письменные оферты от конкретных потребителей, входящих в союз. Таких документов из СОЖТ в итоге не поступило, добавил он.

К возникновению дефицита привело, в частности, повышение Евразийским союзом антидемпинговой пошлины против импорта колес производства украинского «Интерпайпа», отмечает Дружинин. С марта 2018 года пошлина возросла в семь раз, до 34,22%.

Кроме того, в ноябре владелец «Интерпайпа» — холдинг EastOne Виктора Пинчука — попал в санкционный список Москвы.

Исполнительный директор СОЖТ уточнил, что в 2018 году поставки «Интерпайпа» в Россию составили 150–160 тыс. колес. Общая потребность российского рынка в колесах в этом году, по оценке Дружинина, составит 1,78 млн штук, из них 1,2 млн колес — для ремонта, 480 тыс. — потребности вагоностроения, еще 100 тыс. нужны метро и РЖД. А мощности двух российских производителей колес — ОМК и Evraz — составляют 850 тыс. и 450 тыс. штук в год, соответственно.

Планы в России

С возникновением дефицита ОМК и Evraz заявили об инвестициях в расширение собственных мощностей: в 2019 году ОМК планирует увеличить выпуск колес на 14%, до 950–970 тыс. штук, а Evraz после модернизации цеха на Нижнетагильском металлургическом комбинате (НТМК) в 2021 году планирует производить дополнительно 78 тыс. колес в год. Запуск запланирован на 2021 год. Компания также рассматривает возможность строительства второго цеха по производству колес мощностью 200 тыс. штук в год.

В ОМК считают, что в России дефицит не подтвержден, «тем более при сохранении возможности импорта значительного объема колес с Украины и с учетом запуска производства мощностью 350 тыс. штук колес в год на ТОО «Проммашкомплект» в Казахстане». Представитель компании отметил, что поставка из третьих стран должна происходить, только если РЖД будет жестко контролировать качество и безопасность.

Дружинин, однако, пояснил, что казахстанский завод еще находится в стадии запуска и, по его оценкам, в этом году выйдет на мощности лишь в 70 тыс. колес: «К тому же непрогнозируемо, какой объем завод будет поставлять в Россию, если в Казахстане эти колеса тоже дефицитны».

Он также обратил внимание, что и ОМК, и Evraz отгружают колеса по экспортным контрактам. В компании Evraz, которая, по данным из ее презентации, занимала в первом полугодии прошлого года 26% рынка, отказались комментировать объемы экспорта. В ОМК заявили, что для компании внутренний рынок является приоритетным и в 2018 году поставки на него составили 95%. «Реагируя на увеличение спроса в РФ, в 2019 году ОМК сократит поставки на экспорт до уровня 1% от уровня производства», — добавил представитель компании.

Вопрос в цене

«Мы сейчас ведем активные переговоры с китайскими заводами и надеемся в этом году закупить около 30 тыс. колес», — сообщил РБК гендиректор «Гарант Рейл Сервис» Николай Кошелев. По его словам, в России колеса стоят в диапазоне 65–80 тыс. руб. за штуку, а в Китае цена немного ниже. Однако затраты на сертификацию китайских колес, логистику и таможенное оформление высоки, добавил он.

Впрочем, производители утверждают, что колеса на российском рынке стоят дешевле. Так, по словам представителя ОМК, по сравнению с декабрем 2018 года цена одного колеса производства ВМЗ в январе существенно не изменилась: для нужд РЖД по долгосрочному договору она составляет около 30,5 тыс. руб. (в соответствии с условиями формульного ценообразования по договору), а для других клиентов, которым нужно значительно меньше колес, — около 50 тыс. руб.

В октябре ценообразование на российском рынке привлекло внимание Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Регулятор заметил, что ОМК и Evraz стали повышать цены на колеса со второго полугодия 2017 года на фоне нехватки новых деталей и комплектующих для ремонта подвижного состава.

РБК

14.02.19

В Алтайском крае планируют почти втрое увеличить экспорт продовольствия

В Алтайском крае решили в ближайшие шесть лет увеличить экспорт продовольствия в 2,7 раза. Согласно региональному проекту, к 2024-му поставки аграрной продукции за рубеж в денежном выражении должны превысить полмиллиарда долларов в год. Сейчас, без учета сделок со странами Таможенного союза, они составляют около 180 миллионов. Готовы ли алтайские производители справиться с поставленной задачей, выясняла корреспондент "РГ".

Проект "Экспорт продукции АПК" региональные власти утвердили в декабре прошлого года, определив целевым показателем увеличение экспорта сельскохозяйственного сырья и продовольствия из Алтайского края со 185,8 миллиона долларов по итогам 2017 года до 501 миллиона к концу 2024-го. Причем основной упор предполагается сделать на рост поставок переработанной продукции. Так, если объемы отправляемых за рубеж зерна и злаков планируется увеличить примерно на 80 процентов (с нынешних 20 миллионов долларов до 28 миллионов), то поставки растительных масел и другой масложировой продукции - почти в четыре раза: с 37 до 130 миллионов долларов. Чтобы достичь таких показателей, нужно ежегодно увеличивать экспорт масла на 50 процентов.

Но в прошлом году экспорт-ная активность региональных производителей продовольствия росла не такими высокими темпами. По данным Сибирского таможенного управления, объем экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья из Алтайского края составил 198,4 миллиона долларов, что только на 6,7 процента больше, чем за аналогичный период 2017-го. Существенный рывок алтайские экспортеры сделали в 2016 году, когда вдвое увеличили поставки продовольствия за рубеж по сравнению с 2013-м. По оценке экспертов, основной причиной такого роста стало снижение курса рубля, что сделало российские товары весьма конкурентоспособными на мировом рынке.

Но в последние три года валютные колебания не столь значительны, и экспортный рост затормозился. Основной сдерживающий фактор - логистика. "Доля транспортной составляющей, включающая тарифы РЖД и стоимость услуг владельцев подвижного состава, в конечной цене муки, крупы, комбикормов достигает 30 процентов, что делает эти продукты неконкурентоспособными в других регионах, даже с учетом нашей низкой себестоимости. Эта же проблема препятствует поставкам на экспорт", - пояснил замначальника управления Алтайского края по пищевой, перерабатывающей, фармацевтической промышленности и биотехнологиям Александр Кондыков.

Сказывается и активная протекционистская политика, которую стали проводить многие зарубежные страны, устанавливая заградительные пошлины и квоты, чтобы защитить своих производителей. Так, очень сложно получить квоты в Китае, а без них пошлины на ввоз достигают 60-65 процентов от стоимости продукции. Похожая ситуация - в соседней Монголии, которая еще пару лет назад с удовольствием приобретала алтайское продовольствие, а сейчас готова брать в основном зерно, чтобы загружать своих переработчиков. А на готовую продукцию ввела квоты.

Чтобы хотя бы минимизировать затраты экспортеров на транспортировку продукции, в прошлом году правительство РФ ввело дополнительные льготы на перевозки зерна и продуктов его переработки в Китай и другие страны. По словам заместителя председателя правительства Алтайского края Александра Лукьянова, благодаря этому алтайские компании-экспортеры продукции АПК в 2018 году получили в четыре раза больше субсидий на компенсацию логистических затрат - более 101 миллиона рублей (в 2017-м - 25 миллионов). Воспользовались такой поддержкой 28 компаний, а не восемь, как годом ранее. Ожидается, что в 2019-м компенсации экспортерам продовольствия будут увеличены.

"Хорошо, что поддержка расширяется, но эти меры временные, и мы не знаем, когда и какие суммы будут компенсировать, - подчеркивают в Союзе зернопереработчиков Алтая. - А международная торговля предполагает долгосрочные договоры и сделки. В том же Китае нужно заключать договоры на годы, однако производители не знают, будет господдержка в виде льгот на перевозки продукции действовать в эти годы или нет".

Крупные зерноперерабатывающие компании и производители продовольствия уже давно наладили тесные контакты с зарубежными партнерами, открыли свои представительства за рубежом, постоянно бывают там с деловыми миссиями. В Центральной Азии алтайским экспортерам удалось даже упростить процедуры ввоза продовольствия. Постепенно они преодолевают препятствия и в торговле со странами Юго-Восточной Азии, в том числе научились работать с квотами и пошлинами.

- Конечно, наши крупные зернопереработчики и производители обеспечены и современным оборудованием, и кадрами, и их продукция соответствует требованиям, которые сегодня предъявляют импортеры к продовольственным товарам, - комментирует ситуацию профессор кафедры машин и аппаратов пищевых производств Алтайского технического госуниверситета Валерий Злочевский. - Но большинство средних и мелких предприятий отстают в технологическом и кадровом обеспечении. Качество их продукции не всегда соответствует зарубежным стандартам. Быстро решить эту проблему невозможно, поскольку сегодня отечественное производство оборудования для пищевой и перерабатывающей промышленности неспособно полностью обеспечить потребности отрасли. Здесь нужен государственный подход. Ведь только за счет крупных производителей мы не сможем выполнить задачу кратного увеличения экспорта.

Компетентно

Валерий Гачман, президент Союза зернопереработчиков Алтая:

- Проблема в наращивании экспорта только одна - это большие логистические затраты на железнодорожные перевозки. Без поддержки государства решить ее невозможно. Ведь расстояние, которое приходится преодолевать нашей продукции, чтобы попасть за рубеж, при нынешних тарифах на транспортировку просто делают ее неконкурентоспособной на мировом рынке. Конечно, остра и проблема заградительных барьеров, которые вводят многие страны, чтобы защитить своих производителей. Квоты, высокие таможенные пошлины есть в КНР, Монголии, других странах. Эти проблемы Союз зернопереработчиков решает на межправительственных комиссиях с каждой страной индивидуально. Но даже с высокими таможенными пошлинами нашу продукцию можно экспортировать, если будет решена проблема логистики и высоких железнодорожных тарифов.

Российская газета

14.02.19

Таможня взяла трубку

Служба расследует нарушения при импорте телефонов Jinga.

Как стало известно “Ъ”, Домодедовская таможня начала расследование уголовного дела о неуплате платежей при импорте в Россию телефонов под брендом Jinga. Фигурантом дела стало ООО «ЭйСиЭр Групп», предположительно связанное с дистрибутором техники Jinga и Xiaomi RDC Group. Телефоны Jinga занимают на российском рынке менее 2,5% в штучном выражении и в случае прекращения поставок будут заменены многочисленными аналогами, считают участники рынка.

Домодедовская таможня проводит уголовное расследование об уклонении от уплаты таможенных платежей при импорте в Россию телефонов под брендом Jinga, рассказал “Ъ” источник на телекоммуникационном рынке, знакомый с материалами дела. Речь идет о продукции, которая ввозилась в адрес ООО «ЭйСиЭр Групп», говорит он. По словам собеседника “Ъ”, на этой неделе представитель таможни обратился к китайской Shenzhen Hezhengxing Industrial Co Ltd с запросом информации по контрактам с «ЭйСиЭр Групп», заключенным в ноябре 2015 года. В пресс-службе Домодедовской таможни не стали комментировать это уголовное дело, отметив, что в 2018 году и в январе 2019 года проводились проверки законности ввоза иностранных товаров.

Jinga — российский бренд бюджетных кнопочных телефонов и смартфонов китайского производства. Официальным дистрибутором этой марки в России является ООО «Ретэнтива Дистрибьюшен Компани» (RDC Group), которая также продает смартфоны Xiaomi, «умные» часы швейцарского производителя MyKronoz, а также аксессуары для мобильных устройств Untamo Group.

Оптовая компания «ЭйСиЭр Групп» также может быть связана с RDC Group. В базе Kartoteka.ru в качестве сайта «ЭйСиЭр Групп» указан сайт RDC Group — retentiva.ru. Сейчас «ЭйСиЭр Групп» принадлежит генеральному директору Наталье Моисеенко, следует из Kartoteka.ru.

До июня 2016 года владельцем компании значился руководитель RDC Group Денис Черфас. Представитель RDC Group заявил “Ъ”, что компания «не получала никаких официальных запросов и уведомлений», связанных с уголовным расследованием об импорте Jinga.

Бренд Jinga представлен в розничных сетях МТС, «Вымпелкоме», «Связном», «М.Видео». В МТС подтвердили, что этот бренд представлен, отказавшись раскрывать дистрибуторов и продажи. В ассортименте интернет-магазина «МегаФона» этот бренд указан, но его нет в наличии. В «Вымпелкоме», «МегаФоне» и «М.Видео» отказались от комментариев. Директор по закупкам объединенной компании «Связной» и «Евросеть» Михаил Комков сообщил, что итогам 2018 года бренд Jinga на рынке смартфонов и телефонов в России занял 2,5% в натуральном выражении и менее 1% в денежном.

По словам собеседника “Ъ” в одном из ритейлеров, бренд Jinga пока очень слабо представлен на рынке. Всего, по его словам, за 2018 год компания продала около 100 тыс. устройств на сумму 460 млн руб. Другой собеседник “Ъ” отмечает, что средняя цена устройства Jinga на рынке составляет 900 руб. «Если дистрибутор перестанет возить устройства, доля бренда упадет, но есть много китайских брендов в аналогичном ценовом сегменте, например Texet и Ginzzu»,— напоминает он.

Это уже вторая ситуация, связанная с серыми поставками смартфонов на российский рынок, указывает ведущий аналитик Mobile Research Group Эльдар Муртазин. В начале февраля Санкт-Петербургская и Московская таможни задержали две партии смартфонов Xiaomi на сумму 340 млн руб., которые по таможенной декларации проходили под российским брендом смартфонов Inoi, писал “Ъ” 11 февраля. После публикации материала в пресс-службе ФТС сообщили, что товар проходил через Шереметьевскую таможню. Сложившаяся ситуация может привести к пересмотру схемы работы Xiaomi в России, полагает Эльдар Муртазин. Перекрытие серых каналов поставки способствует выравниванию цен в независимой региональной рознице — они будут приведены в соответствие с ценами федеральных игроков, полагает он. На момент сдачи материала в Xiaomi не ответили на запрос.

Коммерсантъ

13.02.19

Деньги на выход

Финансист Георгий Ващенко — о том, насколько критична в России ситуация с оттоком капитала.

Банк России сообщил о росте чистого оттока капитала из страны в январе в годовом выражении в 1,5 раза — до $10,4 млрд. Сам по себе термин «отток капитала», как правило, воспринимается негативно. Никому не хочется, чтобы деньги утекали, всем хочется, чтобы они в страну поступали. На самом деле в экономике не бывает так, чтобы средства двигались лишь в одном направлении. Потоки капитала всегда разнонаправлены, а когда говорят о его притоке или оттоке, имеют в виду разницу (сальдо) между тем, что поступило и ушло. Этот показатель один из самых непостоянных, и меняется он довольно резко.

Сальдо движения капитала — один из индикаторов состояния финансового рынка и экономики. Но важнее динамика показателя и сопоставление с другой статистикой. Если страна хронически экспортирует больше средств в иностранной валюте, чем принимает, и при этом ВВП не растет, есть повод задуматься об эффективности такой экономики. Резкий чистый отток может вызвать не менее резкие колебания валютного курса. Например, продажи нерезидентами ОФЗ в III квартале 2018 года вызвали ослабление рубля на 11%.

Сам по себе, без привязки к другим показателям, чистый отток капитала еще не свидетельствует о серьезной болезни экономики. Объем иностранных инвестиций — показатель не бесконечный. С рынка нельзя вывести намного больше, чем в него инвестировано, без притока других денег. То есть важно, чтобы отток компенсировался другими источниками. Например, чистый экспорт (продажа товаров за границу) из России за 2018 год превысил, по предварительной оценке, $200 млрд. Это прошло по счету так называемых текущих операций.

Таким образом, отток капитала — это не только возврат портфельных инвестиций зарубежными игроками, но и экспорт этих инвестиций российскими структурами за границу. Продажа ОФЗ, погашение внешних займов — факторы крупного денежного оттока. В 2018 году все секторы экономики сократили внешний долг. Совокупная задолженность уменьшилась на 12%, до $453 млрд. Инвестиции российских предприятий в зарубежные проекты — также пример факторов оттока капитала.

Идеально, если в целом на длинном горизонте баланс притока и оттока будет стремиться к нулю. Так, например, происходит в США. Динамика сальдо движения капитала очень резко колеблется, но вокруг нулевой отметки. С длительным оттоком сталкивался в прошлом Китай — это произошло на фоне финансового кризиса 2008 года. Власти Поднебесной приняли меры: ввели ограничения для нерезидентов на вывод капитала. Фондовый рынок пострадал, но затем панику удалось сбить. Правда, сейчас КНР переживает активный приток капитала и вновь начал накапливать резервы.

В России было принято принципиальное решение не ставить заградительных барьеров на пути движения капитала. В 2014 году отток средств инвесторов с фондового рынка сильно подкосил рубль. Тем не менее сохранение режима плавающего валютного курса и открытой экономики стало фактором, способствовавшим гашению паники. Доверие инвесторов удалось быстро вернуть. Уже по итогу 2015 года было зафиксировано положительное сальдо движения капитала.

Приток средств в фонды, ориентированные на Россию, сейчас сократился по причине того, что премия в доходности рублевых инструментов по сравнению с долларовыми начала сокращаться. Государство и бизнес уже не занимают под 15–17% годовых в рублях, как четыре года назад. В I квартале 2019-го по внешнему долгу предстоит выплатить около $10,8 млрд, всего за год предстоит вернуть около $59 млрд. При этом, возможно, в первом полугодии внешний долг будет продолжать сокращаться, что будет фактором оттока средств.

В дальнейшем не исключается приток капитала в Россию. На этой неделе «Газпром» занял $1,25 млрд на внешних рынках. Объем чистого движения капитала оценивается в $20–25 млрд в квартал. Это не повлияет заметно на курс рубля по отношению к доллару. Поддержанию нацвалюты способствует умеренно низкая инфляция и доходность ОФЗ на 3,5–4 п.п. выше ее уровня, а также относительная стабильность цены на нефть.

Известия

13.02.19

Началась новая битва за «правый руль»

Машина с пробегом — главный двигатель российской автомобилизации. По данным аналитического агентства «АВТОСТАТ», объем рынка б/у легковых автомобилей в России по итогам 2018 г. составил более 5,4 млн единиц, что на 2,4% превосходит результат 2017 г. В Приморье в прошлом году было перепродано 106,6 тыс. подержанных авто (+4,6% по сравнению с 2017-м). Плюс на рынок ежемесячно поступает 3–5 тыс. единиц из Японии.

Авторынок «Зеленый угол» сегодня не узнать. Там, где еще лет 10–15 назад вовсю кипела жизнь и невозможно было найти место для машины, сегодня — практически пустота. Виктор Синкевич, специалист по продаже автомобилей: «Последние годы я работал на «Зеленке». Сейчас все еще продолжается финансовый кризис, повысились цены на бензин, налоги выросли, непонятные изменения в системе ОСАГО. Люди не горят желанием покупать машины. Сейчас «Зеленый угол» — довольно тихое место, только продавцы пьют чай и ждут. Бизнесмены, которые занимаются продажей японских автомобилей, тоже переживают не лучшие времена. Как правило, компании пытаются выбраться из большой закредитованности перед японской стороной».

Покупатели если и приезжают на авторынок, то только чтобы посмотреть машины, «пощупать», а потом найти объявления о продаже таких же моделей в Сети. Там предложения отличаются разнообразием. Наиболее популярны хетчбэки, гибриды, микроавтобусы.

«Последние несколько лет Toyota Prius занимает лидирующие позиции на рынке продаж. Она стоит от 900 тыс. рублей. Второе место делят Toyata Aqua и Honda Fit, цена на которые варьируется от 600 до 800 тыс., в зависимости от года выпуска и комплектации. На третьем месте электромобиль Nissan Leaf, стоимость которого от 470 тыс. до 1,2 млн рублей», — рассказал Илья Тутов, руководитель отдела продаж компании Japan Star.

Несмотря на то, что покупают реже, конкуренция на рынке не снизилась. «Из рук в руки» совершается почти 30% сделок, остальное делят между собой официальные дилеры, компании, специализирующиеся на автомобилях б/у, и перекупщики. Последние борются за место наиболее агрессивно.

Дмитрий Забора, руководитель компании CARWIN: «Качество автомобилей с пробегом по РФ очень низкое, перед продажей выкатывают их до максимума, стало много перекупщиков (в том числе и автосалонов, то есть «перекупщиков в законе»), очень много обмана и мошенничества. Купить хорошую машину от собственника все сложнее и сложнее, надо постоянно мониторить доску объявлений и успевать на осмотр быстрее всех. Не успел? Заберут перекупщики. Не разбираешься в юридических тонкостях? Будь готов к рискам аннулирования регистрации (или еще чему худшему). Нет навыков профессионального механика-кузовщика? Можешь купить кота в мешке».

«Лучший способ не получить кота в мешке — это заказать из Японии. Там есть доступ к аукционному листу. А вот покупать автомобиль с рук или на «Зеленом углу» — идея не слишком хорошая. Сейчас на рынке около 90% битья, потому что именно оно позволяет хорошо заработать местным дельцам», — соглашается Илья Тутов.

«При покупке машин из Японии важно понимать, что они тоже подержанные, пусть и в Японии. И приезжают они сюда, как правило, после аварий. Конечно, эти аварии несущественны, например, слегка притертое крыло, но все же они битые. Вы обязательно должны посмотреть аукционный лист, свозить машину на СТО. Там необходимо проверить пробег, коррозию, была ли покраска где-то. Потому что сейчас есть такие умельцы, что без специальных приборов сложно что-то заподозрить», — говорит Виктор Синкевич.

Прогнозировать, как будут развиваться события на автомобильном рынке в наступившем 2019 г., продавцы машин не берутся. Говорят, многое зависит от законов, регулирующих продажу. «Да, за пару месяцев до нового года власти Приморья сделали автомобильному рынку японских машин с пробегом маленький подарок — отменили обязательную установку кнопки ГЛОНАСС. Но кнопка никак не влияла на спрос, когда появилась. Для тех, кто отдает за машину миллион, повышение цены на 15–20 тыс. не принципиально. Мы ожидали снижения потока покупателей малолитражных машин, но и этого не произошло. Поэтому сейчас, при отмене кнопки, тоже ничего не поменялось», — считает Илья Тутов.

«Кнопку отменили, а подняли цену таможенного оформления и стоимость сертификата безопасности конструкции транспортного средства (СБКТС). Рубль опять слабеет, да и в Японии менеджеры, которые контролируют рынок, видят спрос и увеличивают цены», — отметил Владимир Андреев, предприниматель с «Зеленого угла».

«Мораторий» на ГЛОНАСС в Приморье заканчивается 1 июля, и в какой вид преобразуется временный порядок установки кнопок — вопрос открытый. В этот же день вступает в силу новое требование к оформлению

СБКТС — теперь автомобиль придется предоставлять на осмотр в аккредитованную лабораторию для проведения испытаний. При этом лаборатория, которая технически может выполнить такую экспертизу, на Дальнем Востоке всего одна, и та в настоящий момент еще не получила соответствующей лицензии.

«Мы пока не думали о том, стоит ли переживать из-за нововведений Росаккредитации. Во-первых, это позволит улучшить рынок авто, так как никакое битье не пройдет. Во-вторых, все говорят, что лаборатория, которая производит подобные исследования, в Приморье всего одна. Так никто ведь не знает, сколько их откроют до 1 июля. Пока паниковать рано», — уверен представитель компании «Регион-Авто».

Другие участники рынка к нововведениям относятся не столь оптимистично. «Буквально на днях мы обсуждали новость про правила сертификации, которые вводит Росаккредитация с 1 июля. Теперь ввезенный автомобиль должен пройти осмотр в лаборатории для получения сертификата безопасности и ПТС. Это нововведение, конечно, приведет к очередным поборам. Может, цена вырастет на 5 тыс. рублей, может, на 10. Из года в год одно и то же», — рассказал Илья Тутов.

«Пропускная способность лаборатории однозначно ниже потока импортных автомобилей, которые завозятся в Приморье. А это значит, что пышным цветом зацветет коррупция — люди будут согласны отдавать деньги, чтобы оформить машину как можно быстрее. Очередной отъем средств у населения, как ГЛОНАСС. Поэтому машины подорожают в очередной раз, а на таможне ожидается коллапс. Нас и так не радует спрос: конкуренцию создают автосалоны, да и в целом благосостояние не улучшается. Если так дело пойдет и дальше, то подержанные машины станет ввозить все сложнее. В итоге рынок импортных автомобилей с пробегом проживет еще несколько лет, а потом потеряет весь свой смысл», — прогнозирует Владимир Андреев.

Дмитрий Забора: «Многим приходится покупать не то, что хочется, а то, что «можется», в том числе и с привлечением кредитов. Эта ситуация с рынком автомобилей с пробегом по РФ плюс очень высокие цены на новые авто объясняют и постоянный высокий спрос на подержанные машины из Японии. Казалось бы, и высокие курсы, и постоянные запреты/ограничения на импорт со стороны государства должны снизить волну потребительского спроса. Но объем заказов все-таки достаточно велик: сейчас он близок (по крайней мере, у нашей компании) к объемам благополучных 2013–2014?гг. А стоит курсам валют упасть хотя бы на 15–20%, то гарантированно на запад поедут эшелоны праворульных авто».

Konkurent.ru

12.02.19

Кубань уходит в глубокий экспорт

Агропромышленный комплекс Краснодарского края в 2018 году экспортировал сельхозтоваров на $2,2 млрд, при этом доля сырьевой продукции составила 80%. Сегодня региональные власти мотивируют сельхозпроизводителей переориентироваться на экспорт продуктов глубокой переработки. Эксперты считают, что для этого необходимо решить ряд проблем, в том числе с логистикой.

В конце января министр сельского хозяйства РФ Дмитрий Патрушев на встрече с президентом РФ Владимиром Путиным заявил, что в 2018 году российские сельхозпроизводители экспортировали продовольствия на сумму $25,8 млрд. Основу экспорта составляет зерно, на его долю приходится 40% вывозимой продукции. «Будем сейчас в рамках экспортного проекта все-таки пытаться экспортировать продукцию с большей добавленной стоимостью»,— цитирует слова министра сельского хозяйства страны kremlin.ru.

Как сообщили в региональном минсельхозе, в 2018 году экспорт продукции АПК Краснодарского края в стоимостном выражении превысил $2,2 млрд (8,5% от общероссийского), при этом он ориентировочно остался на уровне 2017 года. Это около 30% в общекраевом объеме всех отгруженных товаров (3-е место после минеральных продуктов и топливно-энергетических товаров). На сегодняшний день в числе экспортеров сельхозпродукции региона 135 стран ближнего и дальнего зарубежья. На долю сырьевой продукции в экспорте АПК приходится более 80%, продукции переработки — порядка 20%. При этом около 70% от всей стоимости отгруженной сельхозпродукции — зерновые культуры, пшеница и кукуруза. Основные страны-экспортеры зерновых — Турция, Египет, Бангладеш, Вьетнам, Йемен, Израиль, Индонезия, Камерун, Южная Корея.

«Мы нацелены переориентироваться от сырьевого экспорта к экспорту продуктов глубокой переработки с высокой добавленной стоимостью. У перерабатывающих предприятий Краснодарского края для этого большой потенциал. Продукция, которую они производят, конкурентоспособна и востребована на международных рынках. Кроме того, по многим позициям переработчики готовы наращивать объемы производства»,— сообщил заместитель губернатора края Андрей Коробка. По его словам, приоритетные направления, за счет которых планируется наращивать объем экспорта,— зерновые, масложировая продукция, производство сахара, мукомольно-крупяная и крахмало–паточная продукция.

«К концу 2024 года нам предстоит выйти на объем экспорта в стоимостном выражении в размере $3,8 млрд. В частности, в 2019 году экспорт продукции АПК должен быть на уровне $2,3 млрд»,— отметил господин Коробка.

По словам аналитика ГК «Финам» Алексея Коренева, в России не существует данных по экспорту продуктов с высокой добавленной стоимостью (ВДС). Есть лишь официальные данные по всей переработке сельхозпродукции, в то время как продукция с ВДС относится прежде всего к глубокой переработке. «Точной статистики по доле товаров с высокой добавленной стоимостью нет по той простой причине, что критерии оценки, где добавленная стоимость высока, а где нет, не просто размыты, а чаще всего просто не определены»,— отметил господин Коренев.

В будущем время доставки в Китай будет сокращено, и планируется ввести специализированные вагоны для скоропортящейся продукции. Я считаю это прорывом, но это прорыв только на китайский рынок»

Тем не менее эксперт констатирует, что объемы экспорта продукции с ВДС растут, хотя и очень незначительными темпами. «В первую очередь речь идет о продукции производств глубокой переработки, в частности производителей глютена, лизина, пектина и т.п. К таковым среди новых проектов можно отнести строящийся в Волгоградской области завод по глубокой переработке кукурузы, мощностью 133 тыс. тонн в год, подготовку к запуску в Ставропольском крае проекта по глубокой переработке пшеницы с производственными мощностями в 125 тыс. тонн в год»,— привел примеры Алексей Коренев. Кроме того, он отметил, что в России достаточно стремительно развиваются производства по глубокой переработке мяса птицы и мяса крупного рогатого скота, а также молочной продукции, в частности производство сыров.

«Сначала перед сельхозпроизводителями была поставлена задача — обеспечить Россию продукцией собственного производства. Сейчас по большинству направлений страна уже вышла на почти полное обеспечение своих потребностей и вероятней всего в ближайшее время будет наращивать экспорт этих видов сельхозпродукции»,— сообщил эксперт.

Зерно бьет по муке

В конце января эксперты зернового рынка отметили, что цены на продовольственную пшеницу и муку в России достигли исторических максимумов. Об этом сообщает Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР). По его информации, почти во всех субъектах РФ стоимость пшеничной муки превысила рекорды 2016 года. Как поясняют эксперты, подорожание было вызвано укреплением цен на зерно, а также ростом НДС и тарифов ЖКХ. «Драйверами роста цен на зерно были регионы юга России, а также Центральный и Северо-Западный федеральные округа, где ценовые индексы — самые высокие в стране. Этому способствовали активный экспорт, обусловленный возросшими мировыми ценами и очередным витком девальвации рубля, а также высокий спрос на пшеницу всех классов со стороны животноводческого и птицеводческого секторов, которые уже осенью испытывали дефицит сырья ввиду недостаточного предложения зерна к продаже»,— цитирует пресс-релиз ИКАР „Ъ“.

Это губительно сказалось на экспорте муки, считает коммерческий директор Тихорецкого комбината хлебопродуктов Андрей Королев. В 2017 года это предприятие наладило поставку продукции по железной дороге в Китай. В месяц объем реализации был небольшой около — 200 тонн (для сравнения поставки муки в Абхазию с этого предприятия составляют 1 тыс. тонн в месяц). Но вот уже пять месяцев, как Тихорецкий комбинат хлебопродуктов прекратил торговлю с Поднебесной.

Экспертное мнение

«Предпринимаемые усилия для увеличения доли экспорта сельхозпродукции с высокой добавленной стоимостью, на наш взгляд, недостаточны для того, чтобы страна могла совершить значительный рывок в данном направлении,— считает аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.— Среди причин нехватка инвестиций, не всегда эффективные управленческие решения, слабое развитие сельхозпредприятий малых форм — фермерских и крестьянских хозяйств, сложности с получением кредитов и т. д. Однако уже сейчас наблюдаются позитивные подвижки по целому ряду направлений, развитие которых может в будущем поспособствовать появлению новых агропредприятий, производящих и экспортирующих продукцию с высокой добавленной стоимостью. В частности речь идет о производстве глютена, лизина, пектина и т. п., а также глубокой переработке мяса птицы и мяса крупного рогатого скота».

«Причина в том, что экспорт зерна задает тон ценообразованию на муку. И по сложившейся на российском рынке цене мука для китайцев дорога. Такая цена и для нас, жителей России, высока. У нас была надежда на развитие отношений с Поднебесной, и все к этому уже шло, но, к сожалению, политика правительства РФ в отношении экспорта зерна помешала нам заниматься экспортом»,— рассказал господин Королев. По его мнению, в стране необходимо принимать заградительные меры по экспорту зерна. С марта прошлого года мука подорожала более чем на 10,5 руб. Такого роста ранее отмечено не было.

«Попасть на китайский рынок сложно, конкуренция очень большая, в том числе с алтайскими производителями. Качество нашей продукции китайцев вполне устраивает. На нашей пачке присутствует географический индикатор, там написано: «Мука Тихорецкая кубанская». И жителям Поднебесной это очень нравится, они знают, что такое Кубань, мы снимали для них фильм о нашем предприятии»,— уточнил Андрей Королев. Также он отметил, что торговля мукой была приостановлена не только с Китаем, но и с Израилем, в этом направлении Тихорецкий комбинат также предпринимал попытки.

В числе других проблем, препятствующих экспорту муки, господин Королев называет демпинг со стороны соседней Украины и конкуренцию с Турцией. На территории последней страны работают около 700 мельниц. Турки предпочитают приобретать в России зерно, изготавливать муку на собственных производствах и перепродавать готовый продукт за рубеж.

«В силу климатических особенностей Россия в производстве зерновых и масличных культур является мировым лидером. Основными потребителями этой продукции являются страны бывшего СНГ, Ближнего и Среднего Востока, частично Европа и Азия. При этом в силу особенностей логистики и производства подобный товар дешевле поставлять в виде сырья, а переработкой заниматься уже на месте»,— считает Алексей Коренев.

Постное номер один

Если говорить об экспорте переработанной сельхозпродукции, то значительная его часть приходится на масложировые продукты. По данным директора «Союза производителей растительных масел на Кубани» Ивана Артеменко, в 2018 году страна экспортировала продукты масложировой отрасли ориентировочно на сумму в $6,84 млрд, что составляет 26,5% от всего объема экспорта сельхозпродукции России. В частности экспорт подсолнечного масла за девять месяцев прошлого года составил 1,4 млн тонн. Оно поставляется на зарубежные рынки в основном в нерафинированном виде.

«Объемы поставок рафинированного масла незначительные. Бутилированное масло поставляется в Армению, Азербайджан, Казахстан, страны Средней Азии и Ближнего Востока, в Афганистан»,— рассказал господин Артеменко. По его словам, рынок подсолнечного масла очень сложный, в частности Украина, которая входит в тройку лидеров–экспортеров, активно демпингует на этом рынке. Среди причин, препятствующих экспорту, эксперт также называет квоты на поставку продукции, возникшие после вступления России в ВТО, санкции и непредсказуемые ввозные пошлины в Турции. «В начале года была сложная ситуация по поставке продуктов в Турцию, позже турецкие власти немного смягчили политику. Основная причина этого — продолжающееся снижение реэкспорта из Турции в другие страны»,— констатировал Иван Артеменко. Тем не менее, Россия заняла первое место по экспорту подсолнечного масла в Турцию — 498,5 тыс. тонн.

Как сообщили в министерстве сельского хозяйства края, в 2018 году экспорт растительного масла, произведенного на Кубани, вырос на 23% по сравнению с прошлым годом и составил 170 тыс. тонн.

Экспорт для имиджа

По данным регионального минсельхоза, в 2018 году экспорт винодельческой продукции, произведенной на территории Кубани, вырос до 305 тыс. декалитров. «Мы целенаправленно увеличиваем поставки вин за границу. Зарубежным потребителям нравится наша продукция — об этом говорит спрос и их высокая оценка. В прошлом году виноделы региона за границей получили 80 медалей»,— цитировала слова губернатора Кубани Вениамина Кондратьева пресс-служба администрации края.

В 2018 году представители 18 кубанских винодельческих предприятий посетили Германию для презентации товаров. «Результат был даже для нас неожиданный: интерес был огромный. В Берлине, планируется открытие постоянно действующего шоу-рума — выставочной площадки, на которой будет представлено на постоянной основе российское виноделие, в основном кубанское»,— рассказала председатель Ассоциации производителей винограда и алкогольной продукции края «Кубаньвиноградалко» Наталья Чибинева. Вместе с тем она отмечает, что на сегодняшний день экспорт вина особой погоды для отрасли не делает. Всего лишь около 3% продукции, произведенной в крае и маркированной защищенным географическим наименованием, реализуется за рубеж.

«Экспорт нужен скорее для того, чтобы обратить внимание нашего российского потребителя на продукт, чтобы повысить имидж вина кубанского производства и спрос на него в России. Это своего рода пиар-компания. У нас своего вина с защищенным географическим наименованием не очень хватает даже для своего рынка»,— отметила госпожа Чибинева. Она также отмечает большие убытки, которые терпят кубанские виноделы при перевозке товара из-за слабой логистики. Прежде всего это проблема затрагивает доставку продукции в европейские страны. «Что касается Германии, то выстроить логистику должны заинтересованные компании с немецкой стороны, это непросто. Но есть и положительный пример, в Бельгии нашлась такая компания — Start2taste»,— рассказала Наталья Чибинева.

В конце декабря руководители четырех виноделен: «Гранд вино», «Лефкадия», «Саук-Дере», «Вилла Виктория» — заключили с компанией Start2taste договор об эксклюзивных поставках продукции. На середину декабря прошлого года предприятия переправили за границу около девяти тысяч бутылок, сообщала пресс-служба администрации края. Глава бельгийской компании Димитри Бонте тогда высоко оценил качество кубанских вин и заявил, что игристое вино из России конкурентоспособно с известными сортами шампанского. Он добавил, что у компании уже есть заказы от ресторанов со звездами гида Michelin.

Дорога в Китай

Основными адресатами сельхозпродукции с ВДС по-прежнему остаются страны ближнего зарубежья, такие как Армения и Абхазия. Однако увеличение экспорта опрошенные игроки рынка связывают с новым перспективным направлением — Китаем. Товары туда поставляют и виноделы, и производители молочной продукции. В конце октября прошлого года было заявлено, что компания Rail Cargo Logistics — RUS выступит логистическим провайдером нескольких производителей Краснодарского края: ЗАО «Кореновский молочно-консервный комбинат», АО «Комбинат хлебопродуктов „ТИХОРЕЦКИЙ”» и ОАО «АПФ „Фаногория”», обеспечив ускоренную доставку их продукции по железной дороге в китайский город Чэнду. Как сообщила пресс-служба компании, документ был подписан на площадке форума малого и среднего бизнеса «Дело за малым» в Краснодаре. Маршрут пройдет через территорию России и пограничный переход в Забайкальске до конечного пункта назначения — город Чэнду — с возможностью автодоставки «до двери» китайских покупателей. Срок доставки составит 14–16 суток.

«В будущем время доставки в Китай будет сокращено, и планируется ввести специализированные вагоны для скоропортящейся продукции. Я считаю это прорывом, но это прорыв только на китайский рынок»,— рассказала Наталья Чибинева. В конце ноября 2018 года на Кубань приезжала делегация Харбина. Она посетила заводы «Абрау-Дюрсо» и «Кубань-Вино». «Китайцы были очень удивлены, что у нас продукт натуральный, нет ничего искусственного. Сейчас идет подготовка к заключению договоров. До сих пор поставки в Китай осуществляет одна „Фаногория”»,— сообщила госпожа Чибинева.

В Сочи презентуют хаб

Кубань представит на инвестиционном форуме в Сочи проект Южного экспортно-импортного хаба, об этом губернатор края Вениамин Кондратьев рассказал СМИ в декабре прошлого года. Проект вошел в Стратегию социально-экономического развития региона до 2030 года. «Мы собираемся показать механизм реализации Стратегии-2030, в том числе, через инвестпроекты. Один из самых крупных — проект Южного экспортно-импортного хаба»,— рассказал Вениамин Кондратьев.

Этот инфраструктурный проект объединит девять портов, четыре аэропорта, сеть промышленно-логистических центров. Предполагается, что хаб обеспечит совершенно иные возможности для экспорта продукции кубанских производителей на мировой рынок.

В «АПФ „Фаногория”» пояснили, что в 2018 году компания экспортировала 34,1 тыс. декалитров продукции, преимущественно в Китай (33,1 тыс. декалитров), а также в Японию и в магазины сети дьюти фри аэропорта Шереметьево (они также идут по статье «экспорт»). Объемы экспорта в 2017 году составили 12,4 тыс. декалитров, на долю Китая пришлось 10,3 тыс. декалитров. «Таким образом, объемы экспорта практически утроились, хотя занимают весьма небольшой процент от производства „Фаногории”. Отечественный рынок для нас остается в приоритете. Что касается винного рынка Китая, то он настолько емок и динамичен, что мы туда отправляем все ассортиментные позиции — игристые вина, вина без выдержки, вина выдержанные, чачу и коньяки (бренди)»,— пояснили в пресс-службе „Фаногории”.

Как отмечалось выше, в сторону Китая также смотрят и кубанские производители муки. «Логистическая схема поставок нашей продукция пока такая: мука поступает на Дальний Восток, там ее перегружают в машины и доставляют в Китай. Сейчас рассматриваем вариант доставки морем, рассчитываем стоимость. Сложность заключается в том, что китайцы очень скрупулезные, пытаются сэкономить на каждой цепочке, и пока по цене мы не проходим»,— рассказал коммерческий директор Тихорецкого комбината хлебопродуктов Андрей Королев.

Коммерсантъ Краснодар


12.02.19

Пшеница замерла в портах

Рост экспортных цен остановился

Динамичное укрепление экспортных цен на пшеницу, продолжающееся с начала 2019 года, прекратилось. На прошлой неделе они зафиксировались на уровне $247–249,5 за тонну. При таких котировках спроса на зерно из России нет, а снижать цены экспортеры не могут из-за высокой стоимости пшеницы на внутреннем рынке.

Средние цены на российскую пшеницу с содержанием 12,5% протеина на прошлой неделе остались на уровне $249,5 за тонну (FOB, глубоководные порты), следует из мониторинга «Совэкона». До этого 21–25 января котировки выросли сразу на $7, до $247,5 за тонну, обновив максимумы конца 2014 года, а неделей позже поднялись еще на $2. Гендиректор «Прозерно» Владимир Петриченко говорит, что котировки остановились на уровне $247 за тонну. Закупочные цены в глубоководных портах также остались без изменений — на уровне 14–14,8 тыс. руб. за тонну, а активность покупателей заметно снизилась, сообщают в «Совэконе». По данным руководителя аналитического центра «Русагротранса» Игоря Павенского, в порту Новороссийска средний ценник снижается до 14,2–14,5 тыс. руб. за тонну.

Российская пшеница при таких ценах не востребована на мировом рынке, о чем свидетельствуют две подряд неудачи на египетских тендерах GASC, констатирует директор «Совэкона» Андрей Сизов. В прошлую пятницу госкомпания закупила пять партий пшеницы общим объемом 300 тыс. тонн с поставкой 21 марта. Их них по 120 тыс. тонн пришлось на американское и французское зерно при ценах $260–261,65 за тонну (C&F), еще 60 тыс. тонн — на украинскую пшеницу ($261,2). Самое дешевое предложение из России — $263,9 за тонну. Господин Павенский говорит, что российская пшеница с поставкой в марте сегодня предлагается по $250 за тонну и спроса на нее нет. Для сравнения «Совэкон» приводит мартовский контракт на французскую пшеницу, который в пятницу торговался по $231 за тонну.

Экспортеры российской пшеницы не могут выставить более низкий ценник при текущей стоимости зерна внутри страны и курсе рубля, поясняет Игорь Павенский. По данным «Совэкона», на прошлой неделе пшеница третьего класса в европейской части страны в среднем подорожала на 150 руб., до 12,5 тыс. руб., четвертого — на 50 руб., до 12,22 тыс. руб. за тонну, тогда как неделей ранее прирост был на уровне 300–600 руб. за тонну. Доллар вечером в понедельник на Московской бирже стоил 65,89 руб.

По прогнозам господина Сизова, рост цен на пшеницу на внутреннем рынке, вероятно, в ближайшее время полностью прекратится, а в ряде регионов котировки могут даже снижаться, особенно при текущем курсе рубля.

Падение закупочных цен в портах может вызвать и коррекцию котировок на юге, согласен господин Павенский.

По словам Андрея Сизова, установившаяся сейчас в Северной Америке холодная погода может поддержать мировые цены на зерно: «Если рынок увидит серьезную угрозу для нового урожая озимой пшеницы, котировки вырастут, а российская пшеница перестанет выглядеть такой дорогой». Если экспортеры французского и американского зерна продолжат снижать цены, это может негативно отразиться на стоимости пшеницы из России, предупреждает господин Петриченко.

С начала сезона к 7 февраля Россия увеличила экспорт зерна на 3%, до 32,6 млн тонн, год к году. Поставки пшеницы выросли на 11%, до 27,3 млн тонн. По итогам сезона показатели должны достигнуть 42 млн и 37 млн тонн соответственно, что «позволит сохранить необходимые запасы для обеспечения потребностей внутреннего рынка», сообщил Минсельхоз. В понедельник там подчеркнули, что не планируют ограничивать отгрузки. При этом министерство инициирует создание нового союза экспортеров зерна. «Нам нужно понимать общие тенденции, общие запросы рынка»,— заявил министр Дмитрий Патрушев. По его словам, ассоциация может быть создана ближе к апрелю. Президент Национальной ассоциации экспортеров сельскохозяйственной продукции (НАЭСП, включает Glencore, Bunge, Cargill и Louis Dreyfus) Сергей Балан не понимает, зачем нужен новый союз. «Видимо, НАЭСП неудобна чиновникам, так как имеет свое мнение, которое может отличаться от точки зрения Минсельхоза»,— рассуждает он. Источник “Ъ” на рынке считает, что союз нужен Минсельхозу как инструмент регулировки экспорта зерна в ручном режиме.

Коммерсантъ

12.02.19

Россия стала сырьевой кладовой Поднебесной

РФ наращивает поставки углеводородов, Китай – изделий высоких технологий

Структура взаимной торговли России с Китаем за последние 20 лет изменилась до неузнаваемости. Доля российских поставок машин и оборудования в Китай сократилась в десятки раз, и это место заняли самые примитивные сырьевые товары. Китай же превратился для Росии за это время в поставщика сложной продукции с высокой добавленной стоимостью. В его экспорте теперь доминирует не ширпортреб, а машины и оборудование. Пока Россия проедала нефтяные деньги, Китай активно развивал и модернизировал свою экономику, отмечают эксперты. В ближайшие 20 лет структура российского экспорта в КНР станет еще более сырьевой и примитивной.

Как следует из данных Федеральной таможенной службы (ФТС), по итогам 2018 года взаимная торговля двух стран перешагнула рубеж в 100 млрд долл. и составила 108 млрд. К этой заветной цифре Москва шла довольно долго. Такие планы озвучивались российским президентом Владимиром Путиным еще в 2014 году, однако они так и не были достигнуты (см. «НГ» от 09.08.17).

Российские чиновники любят делать акценты на успехах взаимной торговли с Китаем. Так, в Минсельхозе в понедельник сообщили о достижении договоренностей с Поднебесной о поставках мяса птицы. «В конце прошлого года мы подписали с китайскими партнерами протокол о возможности поставок нашей молочной продукции и птицеводческой продукции на территорию Китая», – рассказала замминистра сельского хозяйства РФ Оксана Лут, подчеркнув, что первые поставки уже начаты. Что же касается молочной продукции, то она, по словам Лут, возможно, начнет поставляться уже в Китай в середине этого года.

Глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев ранее сообщал, что Россия поставляет в Китай в основном рыбу, морепродукты, растительные масла, сою и шоколад. Заинтересованы же российские аграрии в наращивании объемов поставок зерновых культур, муки, масложировой продукции и сахара в Поднебесную.

Заметим, Россия не первый год надеется нарастить в Поднебесную поставки сельхозпродукции. Однако пока РФ демонстрирует в этой части более чем скромные показатели. Так, по итогам 2018 года продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье составили только 4,5% от всего объема экспорта России в Китай. При этом наиболее значимыми оказались поставки рыбы, ракообразных и прочих моллюсков в КНР. За весь прошлый год РФ поставила китайцам этой продукции почти на 1,5 млрд долл. Для сравнения, на злаки пришлось менее 25 млн долл., что составляет около 0,04% от общего объема экспорта.

К слову, общий экспорт в Китай по итогам 12 месяцев прошлого года составил 56 млрд долл., увеличившись в годовом выражении на 44%. Его основу, как и прежде, составила нефть и прочее минеральное топливо. На него пришлось 73,5% от общего объема экспорта, или 41 млрд долл. При этом поставки в денежном выражении из-за роста цен на углеводороды выросли сильнее, чем в натуральном выражении.

На втором месте по объемам, но с заметным отставанием, оказались древесина и изделия из нее. Россия продала Китаю древесины на 3,5 млрд долл., что составило 6,3% от общего объема экспорта.

Объемы продаж в КНР более сложной продукции, чем деревянный стул, куда ниже. По итогам 2018 года РФ поставила Поднебесной ядерных реакторов и котлов на сумму 1,5 млрд долл., а по секретному коду – на 1,1 млрд долл. В общем и целом поставки всех машин, оборудования и транспортных средств составили 3,26% от всей структуры экспорта в КНР. Для сравнения: годом ранее на них приходилось чуть менее 7% всех поставок.

Как подчеркивается, Россия по итогам 2018 года впервые за 10 лет стала нетто-экспортером в торговле с КНР. Импорт из Китая составил около 52 млрд долл. Таким образом экспорт в Китай в прошлом году превысил импорт почти на 4 млрд долл., следует из данных ФТС.

Однако если посмотреть на структуру поставок в РФ из Поднебесной, то выяснится, что она более диверсифицирована. К примеру, на крупнейшую группу импортных товаров (электрические машины, оборудование и их части) приходится только 27% от всего импорта. На поставки ядерных реакторов и котлов – около 23%, на текстиль и обувь – около 11%, на продукцию химической промышленности – менее 10%, а на металлы и изделия из них – 7,75%.

Китайский импорт не только более диверсифицирован, но и более технологичен. В частности, в стоимостном выражении импорт сотовых телефонов составляет 6,4 млрд долл., компьютеры – почти 4 млрд долл., комплектующие для автомобилей – 1,1 млрд. К слову, почти на такую же сумму китайцы продали в РФ велосипеды, самокаты.

Эксперты «НГ» сложившееся разделение в структуре торговли двух стран связывают с особенностями развития самих государств. «Последние 20 лет экономика КНР развивалась гораздо быстрее. А за счет того, что развитие шло во всех отраслях, сегодня страна производит широкий перечень товаров с высокой добавленной стоимостью, востребованных за рубежом», – говорит замдиректора аналитического центра компании «Альпари» Анна Кокорева. В России же последние 20 лет активно развивался только нефтегазовый сектор, поэтому и экспорт в основном состоит из энергоносителей, продолжает она.

«Китай – это страна, развитие экономики которой продиктовано отсутствием потенциала развития сырьевого экспорта, что само по себе создает предпосылки для развития обрабатывающего сектора. Страна получила толчок к развитию за счет создания исключительных условий для иностранных инвестиций. То есть государство не на словах, а на деле стимулировало развитие промышленности путем разворачивания на своей территории производств, рынком сбыта продукции которых стать не могла», – говорит директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский. Инвестиции в технологии, в интеллектуальный капитал – это то, что сделало экономику Китая такой, какая она сейчас есть, и это то, чего нашей стране так отчаянно не хватает, подчеркивает он.

Россия же имеет экономику, ориентированную исключительно на экспорт природных ресурсов, уверен аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. «Более того, за время тучных нулевых, когда в страну хлынул поток нефтедолларов, которые можно было бы направить на глубинное реформирование экономики и исправление данных перекосов, эти деньги ушли в основном на рост потребления. Иными словами, мы их просто проели. А экономика как жила за счет продажи ресурсов, так и продолжает этим жить», – напоминает он. И даже если нам удается накопить какой-то «жирок» за счет подросших цен на нефть, мы лишь формируем подушку безопасности, из которой потом будем черпать средства, чтобы в спешном порядке «латать дыры», когда в очередной раз конъюнктура становится для страны неблагоприятной, рассуждает аналитик. «К чему приведет продолжение такой политики? Если не предпринимать никаких мер, то в дальнейшее превращение России в сырьевой придаток», – уверен он.

Чтобы в перспективе диверсифицировать экспорт в Китай, нужно начать производить что-то, что КНР было бы интересно (помимо нефти и леса)», – рассуждает Жарский. Для этого необходимо вкладывать деньги в развитие промышленности, чего, увы, не происходит, сетует он.

По мнению Кокоревой перспектив у РФ мало. Конкурировать с китайскими производителями Россия вряд ли сможет в ближайшее десятилетие, полагает она. «В ближайшие 20 лет основными экспортными товарами из РФ в КНР останутся газ и нефть. Объемы поставок энергоносителей будут расти по мере завершения строительства соответствующей инфраструктуры. Структура же китайского экспорта по-прежнему будет более диверсифицированной и более стабильной», – прогнозирует экономист.

Независимая газета